Опубликовано: Октябрь 15, 2012

Мелиорация и природа. Орошать или улучшать?

В. МИНОРАНСКИЙ. Ирригация и животные  Климат и микроклимат. Почвы. Микроорганизмы. Высшие растения. Водные беспозвоночные. Почвенные и наземные беспозвоночные. Ирригация и жизнедеятельность насекомых. Некоторые особенности взаимоотношений растений с фитофагами при ирригации. Ирригация и защита растений от вредителей. По воночные. Рыбы. Земноводные. Пресмыкающиеся. Птицы. Млекопитающие


НАШ КОММЕНТАРИИ


На «опросы отвечает президент Всесоюзного общества почвоведов, эксперт ООН по окружающей среде, член-корреспондент АН СССР, лауреат Государственной премии СССР, профессор Виктор Абрамович КОВДА

 

МЕЛИОРАЦИЯ И ПРИРОДА

Орошать

кпк улучшать!

- Виктор Абрамович, среди многого, о чем мы и помыслить не могли несколько лет назад, свое место занял и необычайный интерес широкой общественности ко всему, что связано сегодня с мелиорацией. Благодаря активным выступлениям ученых, писателей, публицистов, поддержке средств массовой информации внимание людей было привлечено к проекту переброски северных рек на юг страны, к защите и правильному использованию водных ресурсов, к деятельности соответствующих министерств и проектных институтов. Люди вовлечены в обсуждение конкретного живого вопроса, в непосредственно их захватившее экологическое образование и воспитание. Это также примета нашего времени.

Еще недавно мелиорация была зоной победных реляций и далеко шагающих планов и капиталовложений. Противоречивый характер многих «улучшений» природы во внимание почти не принимался. В энциклопедическом справочнике «Мелиорация» (Минск, 1984 год) статья «Экологические последствия мелиорации» имеет характерный подзаголовок: «вызванные осушением болот». Критиков реальных методов и последствий мелиорации усаживают под развесистую клюкву, к исчезновению которой при осушении болот сводится почти весь наносимый природе ущерб.

Обнародованные в последнее время факты о последствиях мелиорации рисуют более полную и противоречивую картину. В чем, на ваш взгляд, заключается обнаружившаяся коллизия между методами мелиораторов и природой, являющейся объектом их деятельности?

- Прежде всего замечу, что, говоря о мелиорации, многие сегодня, в том числе, к сожалению, и сами мелиораторы, имеют в виду одни водные мелиорации, тогда как улучшение земель предполагает целый комплекс самых разных видов мелиораций.

Теперь о коллизии. Природные почвенно-экологи- ческие условия СССР крайне сложны и разнообразны: от субтропиков юга до таежных и тундровых областей севера, от черноземов Русской равнины до полупустынь юго-востока, пустынь Средней Азии и мерз- лотно-болотных областей Дальнего Северо-Востока и Сибири. Это разнообразие, а также преобладание территорий с малоблагоприятными для земледелия условиями требует глубоких знаний и точного учета почвенного покрова местности в практике необходимых видов мелиораций. Хотя это положение как бы общепризнанное, в реальной действительности особенности, различия и динамика почвенного покрова не регистрируются, не контролируются и не учитываются. Это одна из основных причин невысокой отдачи капиталовложений в сельском хозяйстве за минувшие десятилетия. Именно по этим причинам допущены крупные ошибки при осуществлении водных мелиораций: переосушка угодий из-за шаблонных приемов осушения, заболачивание и засоление почв при орошении, деградация поливных черноземов и почв рисовых полей, низкие урожаи на поливных землях, развитие оврагов и эрозия почв.

Вообще изученность почвенно-экологических условий такой большой и необычайно разнообразной страны, как СССР, еще недостаточна. Площадь Советского Союза, как известно, свыше 20 миллионов квадратных километров. Площадь земель, принадлежащих совхозам и колхозам, составляет 600 миллионов гектаров, из них пахотные угодья составляют лишь 220-225 миллионов гектаров. Если остальной площадью пренебрегают, значит, она используется стихийно и, как правило, расточительно. В современных условиях это ведет к резкому ухудшению состояния почвенного покрова страны, что сказывается на кислородном балансе, на чистоте вод, на многом другом.

Сегодня практически нет почв, которые не нуждались бы в мелиорации, то есть в различного рода улучшениях. И очевидно, что выбор приемов мелиорации должен соответствовать экологическим условиям местности, предполагать тщательный учет и контроль состояния почвенного покрова, что зачастую не соблюдается.

- Отвечая на критику, мелиораторы говорят, что их проекты безукоризненны, вот только исполнение несовершенно. Нам как бы предлагают рассматривать мелиорацию как инженерно-техническую, а не комплексную экологическую дисциплину, заинтересованную именно в результатах своего приложения. Поскольку природа, как и истина, всегда конкретна, то не стоит, наверное, повторять эту ошибку, рассуждая о мелиорации вообще, но выбрать для рассмотрения конкретную область мелиоративной практики и ее результаты.

Известно, какое значение в сельскохозяйственном отношении имеют черноземы нашей страны. Когда суммируют все площади сельскохозяйственных угодий, доказывая неблагоприятный для нас характер природных условий, очевидно, что черноземы в виду пока еще не имеют. Стремясь ко всемерному расширению объемов охватываемых земель, оросительная мелиорация пришла сегодня и сюда. Каковы причины появления на черноземах орошаемого земледелия?

- Правильно, черноземы являются важнейшим природным богатством и основной базой земледелия Советского Союза. На черноземах, занимающих лишь 8,6 процента территории страны, расположена половина населения СССР, размещено 60 процентов пахотных угодий и производится 80 процентов зерновых. На них выращиваются лучшие в мире хлебные злаки, сахарная свекла, подсолнечник, эфирно-масличные, сады, виноградники. Но в последние 20-30 лет наметилось резкое замедление прироста продукции земледелия на черноземах. Наблюдается снижение отдачи капиталовложений и затрат труда. Более того, наметилась реальная угроза потери черноземами их плодородия, что сказывается на продовольственном балансе страны. В последние годы на черноземах СССР средние урожаи не достигают 30, а во многих совхозах и колхозах держатся на уровне 15-18 центнеров с гектара. К примеру, на черноземах Болгарии и Венгрии средние урожаи достигли 40, а на полях научных учреждений СССР и в передовых совхозах и колхозах 50-60 центнеров с гектара (без орошения).

За последние десятилетия увеличились потери урожаев от засух. Это имеет не только климатические, но и антропогенные причины, упирающиеся прежде .всего в низкий уровень отечественной агрикультуры. Так была допущена почти повсеместно сильная эрозия почв, полезащитные насаждения не вводились, а вырубались, запасы гумуса на черноземах уменьшились в среднем на 30 процентов, недопустимое использование на полях тяжелых и быстроходных машин уплотняло почву и делало малопроницаемой для корней растений. Все это способствовало увеличению дефицита воды и делало последствия засух особенно тяжелыми.

С 1950 года в Черноземной зоне СССР, преимущественно в ее южной части, в орошаемое земледелие было вовлечено около 4 миллионов гектаров пашни. В перспективе планируется еще большая площадь.

Ожидалось, что орошение позволит получать урожаи зерна порядка 40 центнеров с гектара и более, что избавило бы СССР от капризов засух и недородов. Орошение вводилось и вводится на черноземах юга Украины, Молдавии, в Крыму, на Дону, в Поволжье, Предкавказье, Западной Сибири. Но проектные урожаи в целом оказались недостигнутыми.

-     Почему?

-     Систематически организованного и координируемого единым центром изучения опыта орошения черноземов в масштабах страны не проводилось. В то же время многие научные, проектные организации и вузы по собственной инициативе или по просьбе местных органов провели за истекшие 20 лет обширные исследования экологических и хозяйственных последствий орошения черноземов как в региональном аспекте, так и во временной динамике.

Строгий анализ имеющихся данных заставляет сомневаться в росте продуктивности черноземов при тех методах орошения, которые применяются. Некоторая эффективность орошения черноземов проявляется на зерновых культурах только в сильно засушливые годы, а постоянно и бесспорно лишь на травах и овощах. Есть основания полагать, что если отнять от орошения весь комплекс сопровождающих строительство оросительных систем организационно-хозяйственных и агротехнических дополнительных мероприятий и использовать их в том же объеме на богарных землях без орошения, эффект может получиться тот же, но с меньшими затратами. Орошение на черноземах так, как это происходит в настоящее время (потеря воды, перепо-цивы, ухудшение структуры почв, заболачивание, засоление), в действительности оказывается либо вообще излишним приемом, либо лишь средством страхования на случаи крайних засух. Этот вопрос заслуживает тщательного и объективного вневедомственного изучения. С засухами можно и нужно бороться агротехническими приемами (чистые пары, контурная обработка, лесополосы).

Обобщение разрозненных наблюдений на большом числе оросительных систем показало, что в результате длительного орошения черноземов имеют место следующие неблагоприятные вторичные явления:

1. Разрушается исходная структура чернозема, почвы становятся глыбистыми, склонными к коркообразова- нию и в конечном итоге слитыми.

2. В значительном числе случаев отмечен локальный или даже региональный подъем грунтовых вод, появление верховодок, «мочаров», подтапливание земель, в том числе неорошаемых и несельскохозяйственных.

3. Появляется тенденция к вторичному осолонцеванию почвы (что особенно тревожно, так как ликвидация этого явления сложна).

4. Наблюдается вторичное засоление почв.

5. Отмечено существенное падение гумуса в орошаемых почвах и ухудшение его состава

6. Местами происходит ухудшение газового, окислительно- восстановительного, биохимического режимов черноземов при орошении, потеря углекислого кальция.

7. Отмечено развитие «моментальных» неблагоприятных процессов и кратковременное появление токсичных веществ в черноземе непосредственно при поливах, особенно при переполивах.

В итоге оказалось, что в орошаемых регионах в среднем от 20 до 30 процентов поливных земель дают пониженные урожаи, а иногда и полностью выпадают из использования.

Если принять, что средняя стоимость строительства оросительных систем в черноземной зоне составляла в истекшие годы 3000 рублей на гектар, то общая стоимость строительства в зоне составила 12 миллиардов рублей. Если сюда добавить ежегодную стоимость эксплутации и другие общие расходы, связанные с организацией орошения (ценность изъятой воды и земли), то скорей всего речь идет уже о 30 миллиардах рублей. Объективная оценка экономической эффективности этих капиталовложений в сопоставлении с вложениями в неорошаемое земледелие на черноземах в государственном масштабе неизвестна.

-     В чем же основные причины неблагоприятных последствий оросительной мелиорации на черноземах?

-     Главный опыт орошения, который был у нас прежде, - это опыт орошения пустынь Средней Азии и Закавказья. Именно он был положен в основу практики и техники орошения черноземов, что для условий черноземных степей оказалось неприемлемым.

Орошение черноземов вводится в хозяйствах и на массивах, где еще не изжит существующий низкий уровень агрикультуры (нет севооборотов, мало удобряются почвы, эрозия на склонах, сорняки), где далеко не исчерпаны возможности неорошаемого земледелия, где сорта пшеницы и других растений не приспособлены к условиям поливного земледелия. Большие и малые оросительные каналы строились без гидроизоляции, без облицовки. Они теряют на фильтрацию до 40-60 процентов заборной воды. Поля обычно не выравниваются, и распределение поливной воды происходит очень неравномерно. Орошение сопровождается большими переполивами и избыточным водозабором (работа поливальщиков оплачивается по числу поливов, в том числе и во время дождей), нет измерения влажности почв и объема водозабора, поля поливают «на глаз». Дренаж на орошаемых черноземах не строится. При таком водопользовании быстро происходит подъем грунтовых вод с 8-10 метров к поверхности, вызывая заболачивание и засоление орошаемых и прилегающих земель.

Не всегда учитывается качество поливной воды, а черноземы крайне чувствительны к нему. Вода артезианских скважин, а иногда и речных водохранилищ на Украине, на Дону, Кубани, в Крыму слабощелочная. Такая вода, особенно выливаемая без меры, за 2-3 года превращает рыхлый структурный чернозем в бесплодные плотные глыбы, пропитанные содой и лишенные нормальной аэрации. Примеров этого немало на Украине и Северном Кавказе. Улучшение таких земель крайне сложно и дорого. Вообще надо отметить, что геохимия солей в водах и почвах зоны черноземов изучена совершенно недостаточно. Без этих данных результаты орошения получаются низкие или отрицательные. Уже тысячи гектаров черноземов вследствие засоления и заболачивания списаны с продуктивной площади хозяйств. Это недопустимое явление надо прекратить.

Вообще запроектированные оросительные нормы завышены в 1,5-2 раза, так как рассчитаны на засуху, которая случается не чаще 2-3 раз в десятилетие. Принято считать, что 100 миллиметров атмосферных осадков могут дать 10 центнеров урожая с гектара. Следовательно, 500 миллиметров ежегодных осадков на черноземах уже могут дать искомые 50 центнеров. Дело в том, чтобы удержать эту воду, использовать ее, доводить с помощью поливов в неблагоприятные годы Лв сумме до 700-800 миллиметров. Выходит, что оросительные системы в условиях степных черноземов нужны лишь в засушливые годы, но тогда они будут нерентабельны. В итоге не пересмотрены ни поливные нормы, превышающие дефицит влаги в обычные годы, ни стандартные (независимо от погоды и влажности почв) режимы орошения.

Недостатки оросительных систем и практики орошения суммировались со многими недостатками неорошаемого земледелия на черноземах. По этим причинам ожидаемый эффект от орошения зерновых получен не был. Иногда урожаи поливных культур были не выше поливных, а качество зерна (белковость) ниже. Поливное земледелие требует многократного повышения уровня агрикультуры, точности информации и тщательности действия. Но этого в большинстве хозяйств не было.

-     Когда скрытое от критики явление выходит на свет гласности и вырисовывается не столь оптимистическая, как ожидалось, картина, у широкой публики возникает вполне естественный вопрос: ну а что же раньше это не было известно? Какова была реакция почвоведов на происходящее в оросительной мелиорации и, главное, каким был официальный ответ на эту реакцию?

-     Данные, которые я привел, результаты наших исследований публиковались в научных изданиях, содержались в многочисленных ведомственных отчетах. Были опубликованы и обобщающие исследования. Эти материалы регулярно передавались в органы министерств и вышестоящие инстанции.

Еще в 1982-1983 годах совещания почвоведов черноземных областей просили Госплан СССР рассмотреть вопрос о снижении темпов строительства новых крупных оросительных систем в Черноземной зоне, о направлении имеющихся ассигнований на реконструкцию и модернизацию созданных ранее оросительных систем, на всестороннее изучение и техническое совершенствование методов орошения черноземов.

Мы просили Минсельхоз и Минводхоз СССР дать указание подведомственным организациям и хозяйствам производить орошение черноземов крайне осторожно, со строгим соблюдением принципиальных требований: производить поливы лишь доброкачественной водой по соответствующим заключениям компетентных органов и лишь как дополнительное увлажнение к естественным атмосферным осадкам; для покрытия фактического дефицита влажности, без переполивов, постоянно контролируя состояние орошаемых черноземов с немедленным принятием мер при появлении признаков ухудшения почвенно-мелиора- тивной обстановки.

Наконец мы просили ГКНТ СССР рассмотреть вопрос об организации Объединенной комплексной экспедиции АН СССР, ВАСХНИЛ и министерств для научной разработки в 80-х годах целевой программы «Орошение черноземов СССР» с выделением для этого специальных средств.

Никакой реакции на наши предложения не последовало. Между тем еще в середине 1960-х годов, накануне Пленума ЦК КПСС 1966 года, на котором была принята программа широкой мелиорации земель в стране, мы указывали на возможность неблагоприятных последствий при сложившейся системе мелиорации. К «сожалению, наши прогнозы оправдались.

Почвоведы СССР неоднократно вносили предложения сосредоточить силы и средства на рационализации и реконструкции уже построенных оросительных систем, а не форсировать увеличение площадей орошения черноземов. Нельзя оставлять построенные оросительные системы в том состоянии, в котором они малопродуктивны и нерентабельны. Их реконструкция позволила бы восстановить престиж орошения в нашей стране.

Осторожное дополнительное к атмосферным осадкам орошение черноземов будет, вероятно, необходимо в будущем, когда население СССР вырастет до 320-350 миллионов. К этому необходимо готовиться уже теперь на построенных ранее и строящихся ныне оросительных системах, поднимая их продуктивность. С этой точки зрения поспешные решения о строительстве больших оросительных систем старого технического типа на черноземах принимать не следует. Целесообразнее было бы создать на черноземах одну- две опытно-показательные, технически совершенные, максимально автоматизированные оросительные системы, отвечающие уровню конца XX-XXI веков и позволяющие получать урожай зерна порядка 80- 100 центнеров с гектара. В ближайшем же будущем необходимо мобилизовать материальные средства и инженерно-научные силы на коренную рационализацию неорошаемого «сухого» земледелия на черноземах, и прежде всего путем осуществления комплексных агротехнических и агролесомелиоративных мероприятий. Площади неорошаемого земледелия преобладают и будут преобладать в сельском хозяйстве СССР.

- В дискуссии по проблемам мелиорации высказываются различные точки зрения. Но когда читаешь доводы защитников мелиоративных проектов, складывается впечатление, что за цифрами увеличения капиталовложений, освоения средств увеличенных площадей оросительной мелиорации теряется сам предмет мелиорации. В переводе с латинского «мелиорация» - улучшение, совершенствование. Так вот нам говорят об улучшении использования средств, об улучшении использования ресурсов, о все более широком вовлечении этих ресурсов - той же воды, земли - в «круговорот ведомственной деятельности в природе» вместо того, чтобы говорить о реальном улучшении самой природы, качества этих ресурсов. В чем дело, что произошло? В какой момент исчез предмет улучшения - почвы - и осталось лишь строительство каналов, нарастающее в геометрической прогрессии? Итак, в какой момент водная мелиорация осталась без предмета улучшения, то есть без земли?

- Чтобы лучше понять сложившееся сегодня положение дел, нужно, как всегда, пристальнее вглядеться в прошлое.

40-50-е годы были в истории советского почвоведения периодом трудной идейной борьбы против «лысенковщины» в земледелии и мелиорации, за необходимость учета практического и экологического значения почв в правильном выборе культур и мелиораций, за обязательность известкования кислых почв Нечерноземья, за введение в орошаемом земледелии глубокого дренажа с целью рассоления солончаковых почв.

После августовской {1948 года) сессии ВАСХНИЛ Институт почвоведения им. В. Докучаева был переведен из системы наук о Земле в состав Отделения биологических наук. То же произошло с почвоведением в Московском университете, когда оно было объединено с биологическими науками в один факультет. Эти реформы ослабили историческую связь почвоведения со смежными науками о Земле - экологией, географией, биогеохимией, гидрогеологией, минералогией. Позже, в 1960-х годах, Институт почвоведения им, В. Докучаева был из Академии наук СССР выведен и передан в Минсельхоз и ВАСХНИЛ. Академия наук СССР вообще оказалась без института почвенного профиля. Впрочем, в отличие от прошлых лет руководство Академии наук конца 60-х - 70-х годов это мало тревожило.

Почвоведение в АН СССР этих лет рассматривалось как прикладная отрасль земледелия. В результате советская академическая наука и страна в целом существенно проиграли, потеряв возможность комплексного надведомственного изучения почвенного покрова как биоэнергетической оболочки суши и как наиболее уязвимого, но абсолютно необходимого и незаменимого компонента биосферы, управляемого человеком. В МГУ это было выправлено в 70-х годах, когда был восстановлен и значительно усилен самостоятельный факультет почвоведения. В Академии наук попытка восстановить существование Почвенного института, разрабатывающего комплексные проблемы фундаментам почвоведения, завершилас лишь созданием нескольких небольших лабораторий в составе Института фотосинтеза в Пущино.

Следы «лысенкоыцины» в разной форме проявляются и в 80-х годах. Узкая специализация, малая общая информированность некоторых лидеров науки  властях знания приводят их порой к непониманию разнообразия, богатств и роли почвенного покрова в экономике и экологии страны, биосфере планеты и к упорному отрицанию почвоведения как комплексной фундаментальной экологической науки. Возникают и распространяются научно необоснованные утверждения, что почвенные и природные условия СССР якобы неблагоприятны вообще для земледелия. Этим делается ставка на неизбежность импорта продовольствия в СССР, что абсолютно неверно. Такие взгляды губительно сказываются на материальной и кадровой базе почвоведения в АН СССР, академиях наук республик, высших учебных заведениях, структуре отраслевых институтов, опытных станций, крупных сельскохозяйственных предприятий. Природа мстит за эту недооценку низкими урожаями, малой рентабельностью капитальных вложений и большими убытками (порядка стоимости импорта продовольствия). Нельзя вести современное земледелие вслепую, не зная и не управляя почвами и их плодородием.

- В начале беседы вы заметили, что улучшение земель предполагает оросительные и осушительные мелиорации лишь как часть среди многих других видов мелиорации, так что говорить об успехах можно, оценив комплекс мелиоративных работ. Для этого, кстати, и нужен конкретный предмет мелиорации. Между тем даже в названии соответствующего министерства - мелиорации и водного хозяйства - заметно, что произошел перекос в сторону водных мелиоративных работ. Это подтверждается и цифрами. Как писал С. Залыгин (журнал «Наш современник», 1987 год, № 1), на водные мелиорации сейчас расходуется 96 процентов из ежегодно выделяемых министерству 8 миллиардов рублей и всего 3-4 процента на остальные 35-40 существующих видов мелиораций, в то время как земельный фонд предполагает лишь 10 процентов водных мелиораций. Очевидно, что освобождение мелиорации из-под «пресса» водного хозяйства помогло бы преодолеть многие со блазны выгодных внутриведомственных напитало вложений. Что вы можете сказать о необходимом соотношении водных и остальных видов мелиорации и как оно осуществляется в действительности?

- Верно, сегодня более чем очевидно, что мелиорации почв не исчерпываются сооружениями для подачи воды на орошение и отвода ее при осушении. Необходимо осуществлять наряду с водными мелиора- циями (где это следует делать) мелиорации химические, физические и механические, физико-химические, биохимические и агробиологические, лесомелиоративные, пескоукрепительные, тепловые, топографические, кольматажные. Сочетание и последовательное осуществление различных видов мелиораций (на фоне высокой культуры земледелия) определяются видом сельскохозяйственных культур, типом почв, их отрицательными свойствами, а также ошибками человека, которые необходимо предупредить и полностью устранить.

В такой большой и разнообразной по почвенно- экологическим условиям стране, как СССР, в сельском хозяйстве должны планироваться и последовательно осуществляться сложный и варьирующий по регионам комплекс мелиораций предупредительного характера для сохранения плодородия высокопродуктивных почв, улучшения природно малопродуктивных почв, восстановительные мелиорации разрушенных почв, создание новых искусственных почв. Все это включает множество мероприятий, из которых в настоящее время в основном осуществляются работы по осушению, строительству водохранилищ, новых оросительных каналов и орошению с низким КПД. Остальные виды мелиораций или не производились, или выполнялись в ничтожно малых размерах. Вместе с тем работы по землеустройству, по внедрению севооборотов, по мелиорациям, химизации и механизации были ведомственно разобщены, что в корне противоречит принципу комплексности управления продуктивностыо сельскохозяйственных агроэкосистем.

Мелиорации должны производиться в расчете на их эффективное влияние в течение длительного времени. Поэтому за мелиорированными территориями и мелиоративными системами необходим регулярный контроль, наблюдение, сбор и анализ достоверной и точной информации, своевременный ремонт, обновление и поддержание оросительной системы и отдельных ее элементов в порядке, то есть регулярное управление продуктивным функционированием систем. Особенно это необходимо на крупных массивах, на которых осуществляется комплекс водных мелиораций и программы агролесных, противоэрозионных мелиораций. В этих случаях мелиорациями охватываются целые речные бассейны или даже субконтиненты. Таздвы, например, Аралокаспийская низменность (реки Сырдарья, Амударья, Аральское озеро, Каспийское море), или Большой и Малый Канкан, Закавказье и Северный Кавказ с их реками, горными склонами и низменностями, или, наконец, бассейны Дона, Днепра и устьевой зоны морей. Такие объекты необходимо рассматривать как единое целое биолого- геохимическое географическое образование, требующее понимания связи его составных элементов и последствий обселения и вырубки лесов, осушения, изъятия вод, постройки сети водохранилищ и оросительных систем. Крупные региональные вмешательства в динамику таких обширных ландшафтов могут вызывать и, главное, уже вызывают непредвиденные отрицательные последствия.

Вот главнейшие из них. Увеличение солености морских и речных вод, подтопление территории целых областей и засоление почв, ускоренное заиление водохранилищ, просадки грунтов и иссякание пресных речных и подземных вод, массовые оползни, селевые потоки и наводнения.

Во избежание этих явлений нужны глубокие комплексные научные исследования еще задолго до осуществления проектов, а также альтернативные варианты проектирования. Научные прогнозы необходимо регулярно уточнять. Тщательно должна соблюдаться обоснованность проектов, а также высокая культура и точность строительства и оперативной эксплуатации тех или иных мелиоративных систем, высокая квалификация руководящих технических и научных кадров. Заранее должна быть создана сеть опытных станций для комплексных наблюдений. Нарушение этих требований не только снижает эффективность мелиораций, но вызывает прямой отрицательный результат.

В настоящее время министерство мелиорации и водного хозяйства СССР выполняет лишь оросительные и осушительные мелиорации. Остальные виды мелиораций проводятся в совершенно недостаточном объеме. Без выполнения этих мелиораций сохранить и повысить продуктивность уже освоенных почв будет крайне трудно. Существующая разобщенность деятельности ведомств землеустройства, водных мелио- раций, освоения, механизации, химизации, агротехнических и лесных мелиораций является одной из причин низких урожаев в земледелии как без орошения, так и при орошении и после осушения.

- В своей статье в журнале «Гидротехника и мелиорация» (1987 год, № 11) министр мелиорации и водного хозяйства СССР Н. Васильев отмечал, что основное направление перестройки работы отрасли «в новых условиях» - реконструкция ныне действующих мелиоративных систем. «Если в прошлой пятилетке на мероприятия по реконструкции было направлено 18 процентов капиталовложений, выделенных на мелиоративное строительство, то в текущей - запланировано 45 процентов», - пишет он. Это позволит в ближайшие 5-6 лет привести «в надлежащее состояние все оросительные системы». А поскольку ниже признает, что «потребность в ремонтных работах на внутрихозяйственной сети в среднем по стране выполняется лишь на 46 процентов», то это свидетельствует о низком качестве мелиоративных работ и напоминает известное размышление М. Жванецкого о борьбе за качество: «быть может, сыр низкого качества - это уже не сыр или еще не сыр, а что-то другое». Может быть, и мелиорация низкого качества - это уже не мелиорация или еще не мелиорация, а что- то другое?.. Какие, на ваш взгляд, необходимы изменения в организации мелиораций в нашей стране для выправления сложившегося положения?

- Почвенный покров всей страны (основа земледелия, лесного, водного хозяйства, базис существования живого вещества, важнейший фактор энергетического баланса биосферы) изучен все еще мало (северные регионы, горы, степные, пустынные регионы), бездумно разрушается и мало оценивается человеком. В стране нет единой государственной почвенной службы и нет центра учета, хранения и выдачи комплексной информации о земельных ресурсах и их состоянии по всей, подчеркиваю, всей площади Советского Союза. Такой центр крайне необходимо создать в нашей стране до 2000 года.

Далее, неотложной задачей является сейчас преодоление последствий ведомственной расчлененности производственной службы плодородия, ее объединение и концентрация усилий на эффективной работе колхозов и совхозов по рациональному использованию своих почв, а вместе с этим улучшение организации научно-исследовательской деятельности почвенных учреждений, модернизация и укрепление их материальной базы.

Колхозы и совхозы должны быть обеспечены такой же научной информацией, как опытные хозяйства научных учреждений, имеющие детальные карты почв и сведения о химическом составе и физических свойствах своих почв и собирающих урожай в 1,5-3 раза выше средних урожаев по своим областям и районам. Для этого большие хозяйства должны иметь свои почвенно-агрохимические лаборатории, быть обеспечены картограммами необходимых мелиораций и культуртехнических работ.

Хозяйства на орошаемых и осушаемых массивах должны быть обеспечены документацией о количестве и качестве поливных вод, сведениями о глубине и химизме грунтовых вод, обоснованиями и нормативами оптимальных поливных и дренажных режимов, потребностей и приемов промывок засоленных почв.

Для всего этого должна быть не только сеть каналов, а единая научно-организованная низовая почвен- но-агрохимическая и мелиоративная служба, учитывающая на месте эффективность проводимых мероприятий. Это особенно важно в условиях экономической самостоятельности хозяйств, на что нацеливают последние партийные директивы и постановления, вся перестройка экономической жизни страны.

- А не приведет ли желание хозяйств получить в новых экономических условиях немедленную прибыль к еще большему истощению природы.

- Такая опасность существует. Тем более необходимы разработка и выполнение совхозами и колхозами перспективных (скажем, на 10-20 лет) программ развития своих хозяйств и планов проведения необходимых агромелиоративных и культуртехни- ческих работ, планов противоэрозийной организации использованных территорий, обвалования для водо- задержания, приемов снегозадержания и террасирования склонов. Программы и перспективные планы увеличения продуктивности полей должны составляться хозяйствами и районами на основе достоверных почвенных карт и анализов почв, научной информации о свойствах почвенного покрова, корректироваться, утверждаться и обобщаться в масштабах района, области, республики.

Основную информацию для комплексного планирования путей использования земельных ресурсов страны должна давать периодическая (раз в 5-7 лет) картографическая инвентаризация всех земель и угодий, освоенных, отчужденных и заброшенных почв, а также оценка площадей и эффективности произведенных мелиораций и рекультивации разрушенных и загрязненных почв. При этом должна применяться спутниковая съемка, аэрометоды, наземная и машинная расшифровка и оценка качества земель и действительного состояния земельных ресурсов, посевов и урожаев. В настоящее время статистические данные зачастую не точны и не достоверны.

И главное, в основе всех мероприятий должен лежать принцип единого государственного планирования и рационального использования земельных богатств СССР на дальнюю и близкую перспективы. Именно для этого стране необходим комплексный государственный орган, ведающий почвенными ресурсами всего Советского Союза, землеустройством, мелиорацией, химизацией и их охраной.

Беседу вел И. ШЕВЕЛЕВ.



МИНОРАНСКИЙ Виктор Аркадьевич родился в 1938 году. Окончил биолого-почвенный факультет Ростовского университета, где и прошел путь от аспиранта до доктора сельскохозяйственных наук, профессора. В 1977 году организовал и до 1985 года возглавлял специальный факультет «Экология и повышение эффективности использования природных ресурсов». Со времени создания Северо-Кавказского научного центра высшей школы является председателем секции экологии, зоологии и охраны природы. Автор более 280 научных работ по фауне Северного Кавказа, защите растений от вредителей, влиянию ирригации на животный мир, охране природы, в том числе двух монографий.



 


В. Миноранский Ирригация и животные


Ирригация, заметно повышая и стабилизируя урожай сельскохозяйственных культур, оказывает глубокое влияние на окружающую среду. Она изменяет многие режимы условий в местах обитания животных организмов, нарушая исторически сложившиеся на богарных землях физические, химические, биологические и другие природные факторы. Через эти изменения, а также путем прямого воздействия поливов на животных ирригация оказывает большое воздействие на фауну. В последней происходят глубокие качественные и количественные изменения. Изучение явлений, имеющих место в животном мире под влиянием орошения, необходимо не только для выяснения последствий, к которым приводит ирригация, но и для рационального, целенаправленного их использования и управления природными процессами, в том числе и животным населением поливных земель.

Данная работа представляет собой попытку кратко осветить основные вопросы влияния ирригации на различные виды и группы животных, их распространение, численность, значение. В ней рассматривается ряд мероприятий по регуляции численности некоторых организмов в условиях орошения и по обогащению видового состава животного мира поливных земель.

Жизнедеятельность любого живого организма определяется комплексом факторов внешней среды. Последние регулируют размножение, развитие, поведение, расселение, питание, смертность животных. В засушливых условиях степей и пустынь основная масса видов животных различными способами приспособилась к высоким температурам, недостатку влаги, жесткой злаковой растительности и другим своеобразным факторам. При ирригации данные факторы нарушаются, что воздействует на различные стороны жизнедеятельности обитающих здесь животных и приводит к определенным изменениям в их численности, хозяйственном значении.

В настоящее время изучается вопрос влияния ирригации на климат больших территорий. В засушливых районах штатов Небраска, Западный Канзас, Оклахома, Техас (США), где в последние десятилетия орошаемые площади возросли в 10-15 раз и составили 50- 70 процентов всех земель, количество осадков сейчас выпадает на 10-40 процентов больше, чем 60-80 лет назад. Особенно заметно это проявляется в наиболее жаркое время года - в июне - августе. Отмечается заметное снижение в районах с большими орошаемыми площадями послеполуденной температуры воздуха.

Если вопрос влияния широкой ирригации на климат больших территорий в литературе дискутируется и метеорологи не всегда соглашаются с этим, то изменение под влиянием поливов микроклимата уже хорошо доказано и не вызывает сомнения. Особенно заметны эти изменения в приземном слое возд«ха и поверхностном слое почвы, то есть там, где находятся растения и обитает основная масса животных.

При ирригации создается более стабильный гидротермический режим. Под воздействием поливов происходит снижение температуры воздуха в травостое на высоте до 1,5 метра и больше. Еще более значительные изменения отмечаются в почве и на ее поверхности. Так, в июне в день полива разница температур на поверхности почвы в полдень на орошаемых и богарных свекловичных полях в Ростовской области достигает 21,5 градуса (22,9 и 51,4), на глубине 5 сантиметров 11,7 градуса (36,2 и 24,5), на высоте 10 сантиметров в травостое - 3,4 градуса и 100 сантиметров - 3,2 градуса. На 3-7 градусов снижается и температура растений. Хорошо выраженное действие поливов на температуру воздуха продолжается при дождевании 3- 4 дня, заметное - до 8-10 дней, при затоплении - соответственно 5-6 и 10-13 дней.

При ирригации увеличивается влажность среды. Через час после полива в июле в станице Митякинской относительная влажность воздуха была на поверхности почвы на 36 процентов, на высоте 10 сантиметров - на 28,9 процента, 100 сантиметров - на 22 процента выше, чем на неполивном участке. Резко возрастает и стабилизируется влажность почвы, которая обычно поддерживается на уровне не ниже 60 процентов от полной полевой влагоемкости. Повышенная влажность устраняет или ослабляет воздушную засуху, снижает излишнюю транспирацию, предотвращает потерю растениям* тургора, что в конечном итоге влияет на рост и развитие растений.

Смягчение под влиянием поливов гидротермических усяоякй в лесушливые жаркие месяцы улучшает утлое существования в степной, зоне, пустынях для гигро- и мезофильных организмов. В то же время для ряда ксерофильных видов при орошении условия ухудшаются и их численность, значение снижаются. Изменение гидротермических показателей влияет не только на количественную характеристику животных орошаемых участков, но и на качественную характеристику фауны.

почвы

Ирригация оказывает определенное влияние на структуру, химический состав, аэрацию почвы, распределение в ней солей. Она изменяет интенсивность происходящих в почве химических и микробиологических процессов, ход разрушения и накопления органических веществ, направление почвообразовательных процессов. Под влиянием поливной воды крупные комочки почвы распадаются на мелкие частицы, уменьшается скважность почвы, возрастает удельный вес. Это приводит к заиливанию почвы, образованию корки на ее" поверхности. Уплотнение почвы и поверхностная корка неблагоприятно влияют на жизнедеятельность ложнопроволочников, личинок хрущей, обыкновенного свекловичного долгоносика и некоторых других долгоносиков, гусениц подгрызающих совок, а также на выход взрослых двукрылых, чешуекрылых, перепончатокрылых, окукливающихся в почве.

Уплотнение и увеличение влажности почвы приводят к резкому уменьшению в ней количества воздуха до 8 процентов (на сухой, рыхлой почве до 30 процентов). В последнем возрастает содержание углекислоты. Она усиливает восстановительные процессы, при которых в состав почвенного воздуха выделяются газообразные вещества, порой отрицательно действующие на обитающих здесь беспозвоночных. Под влиянием поливов в более глубокие слои почвы вымываются гумус, карбонаты и некоторые другие вещества. В то же время при нарушении гидротехники и агротехники возделывания культур, частых поливах высокими нормами, использовании воды, имеющей повышенную минерализацию, нередко происходит вторичное засоление почвы. Засоление приводит к исчезновению многих животных и появлению некоторых гало- фильных (солелюбивых) видов.

Поднятие при ирригации уровня грунтовых вод вызывает развитие лугового процесса почвообразования, что ведет к смене комплексов почвообитающих животных. Если грунтовые воды поднимаются слишком высоко, то происходит заболачивание корнеоби- таемого слоя почвы, резкое ухудшение ее плодородия, исчезновение большинства беспозвоночных, млекопитающих, обитающих в норах. Особенно большие изменения водно-физических и химических свойств почвы происходят при рисосеянии, когда большие площади на длительный срок заливаются водой. Здесь исчезают практически все животные, живущие в степной зоне в почве и на ее поверхности.

При ирригации создаются более благоприятные условия для микроорганизмов и усиливается их участие в различных процессах. Повышая активность аэробных микроорганизмов, умеренные поливы при высокой агротехнике способствуют ускоренному разрушению органического вещества, в том числе и гумуса. При этом усиливается разложение деятельного перегноя, что ведет к разрушению почвенной структуры. Однако этому процессу противостоит процесс накопления органики за счет увеличения массы корней растений, растительного опада. При правильном ведении земледелия накопление органики опережает ее разрушение, почва обогащается органическим веществом и плодородие ее возрастает. Эти явления тесно связаны с составом и деятельностью не только микроорганизмов, но и беспозвоночных сапрофагов (питающихся мертвыми остатками).

Более благоприятные гидротермические условия создаются при ирригации для многих паразитических организмов. Культурные растения здесь обычно чаще и сильнее поражаются рядом вирусных, грибных и бактериальных болезней. В травостое пшеницы на месяц раньше, чем на богаре, развивается ржавчина бурая, принимающая иногда характер эпифитотии. Более интенсивно поражается поливная пшеница мучнистой росой, твердой головней; кукуруза - бактериозом листовых влагалищ, различными видами пятнистостей и по- лосатости листьев; хлопчатник - альтернариозом; люцерна - пере^оспорозом; соя - семядольной и листовой формами бактериоза. Болезни ослабляют растения, снижают их сопротивляемость повреждениям. В то же время поливы часто снижают поражаемость пузырчатой головней и стеблевыми гнилями кукурузу, головней просо.

Более интенсивное размножение большинства микроорганизмов при поливах имеет и положительное значение в защите растений. Здесь многие насекомые, и прежде всего вредители, сильнее поражаются многими болезнями. Например, численность обыкновенного свекловичного долгонос-.ка при орошении резко снижается от бактериальных заболеваний (гнильца), зеленой мюскардины и некоторых других болезней. Жизнедеятельность микроорганизмов на богарных участках обычно проявляется в почве на глубине до 30-35 сантиметров, а при ирригации они интенсивно размножаются в верхнем слое и проникают до 150 сантиметров и ниже.

ВЫСШИЕ РАСТЕНИЯ

Ирригация способна повышать продуктивность растений в несколько раз. Примерно в 2 раза возрастает вес корней кукурузы, люцерны и других культур, увеличивается количество и размеры листьев (в 2-5 и более раз), в целом урожай. Большая листовая и корневая массы растений создают лучшие условия для животных фитофагов (растительноядных). При отмирании растений здесь образуется большая масса мертвых растительных остатков, что благоприятно влияет на сапрофагов.

Достаток влаги при ирригации способствует обильному развитию сорняков и создает лучшие условия для их влаголюбивых видов. Последние вытесняют сухолюбивые степняки и становятся доминирующими. На поливных землях появляются дополнительные площади для усиленного распространения сорняков. Участки, прилегающие к каналам, временные оросители, выводные борозды хорошо обеспечиваются водой, и здесь создаются благоприятные условия для сорняков. Только на рисовых полях страны зарегистрировано около 300 видов сорных растений, из которых 20 являются злостными засорителями старопахотных рисовых полей и 10-12 видов сильно распространено на полях рисовых севооборотов.

При ирригации в прошлом засушливых земель степной и пустынной зон появляются многие новые виды околоводной и водной растительности (полупогружен- ная - камыш, клубнекамыш, рогоз, осока, тростник обыкновенный; погруженная - рдесты, различные виды урути, болотника, пузырчатки и лютика, южная и гибкая наяды; свободно плавающая - водный гиацинт, ряска, телорез обыкновенный, сальвиния). Она в определенно', мере имеет положительное з' ачение, поскольку служит местом обитания и источником корма для различных животных, выполняет определенную роль в самоочищении водоемов, а в отдельных случаях служит и технологическим сырьем. Однако бесконтрольное развитие зарослей растительности вызывает существенные изменения в жизни водоемов и серьезные помехи в их эксплуатации. Зарастание каналов приводит к снижению их пропускной способности, поднятию уровня воды, уменьшению полезного объема каналов, увеличению потерь воды на испарение, заболачиванию ирригационных систем.

 

Многие южные районы покрывает густая сеть каналов, рисовых чеков. Переброс в засушливые территории большого количества воды привел к расселению многих водных организмов. Каналы являются путями, по которым растения и животные, связанные с водой, проникают в новые места. Помимо отмеченной выше водной и околоводной растительности, в них и на рисовых чеках обитают сотни различных водорослей. Так, в сбросных каналах только юга Украины отмечено: диатомовых - 31, зеленых - 31, синезеленых - 12, эвгленовых - 8, золотистых - 3, пирофитовых - 3, желтозеленых - 1 видов, разновидностей и форм планктонных и бентосных водорослей.

В водной растительности находят убежища и укрытия многие животные. Растительность и мертвые органические остатки являются кормом для фито- и сапро- фагов, а последние для хищников и паразитов. Среди водорослей и на грунте встречаются различные простейшие (саркодовые, жгутиковые, инфузории), гидры, планарии и другие ресничные черви. На стеблях тростника, обломанных древесных ветвях нередко держатся губки бодяги, а на камнях, облицовочных плитах - мшанки. В грунте каналов обитают представители круглых и кольчатых червей. Около берега, в его выемках на мелководье иногда попадаются черные нити волосатиков. Нередки здесь улитковые, рыбьи пиявки, а иногда встречаются медицинская и ложноконская пиявки. О видовом многообразии животного населения каналов и рисовых чеков говорят следующие цифры: здесь отмечено более 20 видов коловраток, 10 - веслоногих, 15 - ветвистоусых, 25 высших (мизид, кумовых, равноногих, амфипод) ракообразных, 20 - водных клопов, 80 видов водных жуков.

Богатый состав животных наблюдается в обрастаниях бетонных и стальных конструкций, щебеночных облицовок каналов. Здесь держатся гидры, нематоды, о лигохеты, гарпактициды, кладоцеры конхостраки, гаммариды, личинки поденок, ручейников, хирономид, симулид, моллюски. Однако не только разнообразием богата фауна рассматриваемых водоемов, но и высокой численностью отдельных видов и групп животных. Так, плотность коловраток в каналах достигает 50-80 тысяч экземпляров на квадратный метр, копепод - до 100-150 тысяч.

Местами массового размножения многих беспозвоночных являются рисовые чеки. Тонкий, хорошо прогреваемый слой воды, обилие растительности концентрируют представителей большинства типов беспозвоночных, начиная с амеб и кончая различными членистоногими, моллюсками. О численности обитающих здесь беспозвоночных некоторое представление дают следующие цифры. В рисовых чеках совхоза «Арпачинский» Багаевского района Ростовской области на площади 1 квадратного метра отмечено до 2000 дафний, несколько сот циклопов, до сотни эстерий, личинок комаров, несколько десятков бокоплавов, гребля- ков, водных жуков, личинок стрекоз. В отдельных чеках плотность дафний достигает 55 ООО, моин - 38 000, акантоциклопов - 44 000 экземпляров на кубический метр.

Фаунистический фонд каналов и чеков слагается из организмов, переносящих их периодическое пересыхание в покоящихся стадиях, форм, попадающих сюда из водоемов, снабжающих каналы водой, гете- ротолных видов (способных жить в разных средах - воздушной, почвенной, водной), переселяющихся сюда через воздушную среду активным или пассивным спо- собами из соседних водоемов. Здесь обычно слабо представлены такие первичноводные животные, как водные олигохеты, пиявки, двустворчатые моллюски, что связано с периодическим пересыханием водоемов. Водные клопы, жуки способны пролетать многие километры, а для стрекоз, двукрылых, размножающихся в воде, не является препятствием расстояние в десятки, иногда сотни километров, отделяющих естественные или искусственные водоемы от каналов, чеков. Некоторые беспозвоночные (яйца щитней, эстерий, гаммарусов, хидорусов) переносятся на большие расстояния и попадают на орошаемые земли с помощью уток, чирков, других водоплавающих и околоводных птиц в их оперении.

Животное население естественных водоемов, подающих воду в ирригационые системы, и комплексы животных в каналах и чеках значительно отличаются. Это обусловлено сильным колебанием и различием условий в ирригационных системах. Здесь резко меняются прозрачность и скорость воды, гидрохимические и температурные условия, кислородный режим. Зоопланктон, поступающий из водоисточника, обычно довольно разнообразный в видовом отношении. В оросительных системах количество видов заметно (иногда в 2 и более раз) уменьшается. Повышение скорости течения воды, прохождение ее через насосные станции, изменение гидрохимического режима и другие причины приводят к выпадению многих ракообразных, коловраток и других животных из состава планктона уже в первой половине каналов. В удаленных от водоисточников частях каналов встречаются в основном представители придонного комплекса зообентоса. Многим компонентам беспозвоночных, поступающим из водоисточников, значительные изменения условий в ирригационных системах не являются препятствием. Массовые формы водоисточников (обычно эвритерм- ные и эвригалийные виды) нередко являются массовыми формами и в каналах.

Видовой состав зоопланктона каналов носит преиму- щественно,озерно-речной характер. Во временных оросителях, на чеках в основном обитают организмы, живущие в природе в водоемах, которые близки по многим режимам к таковым в периодически пересыхающих каналах, чеках. Эти организмы исторически приспособились к жизни в пересыхающих степных водоемах. Одни виды при пересыхании инцистируются, или впадают в состояние анабиоза (простейшие, коловратки), другие - зарываются в грунт (некоторые черви, водные жуки), третьи - перелетают в новые водоемы (водные клопы, жуки).

Оросительные системы вместе с судоходными и другими каналами способствуют как широкому вну- триареальному расселению, так и даже расширению ареалов у ряда видов. Так, каналы Право-Егорлыцкой системы сыграли большую роль в расселении некоторых мизид. Из Сенгилеевского водохранилища, где мизиды были акклиматизированы, они по системе каналов Ставропольского края прошли в лиман Лысый (верховья реки Западный Маныч), а также во вновь созданное Чограйское водохранилище (река Восточный Маныч), то есть ареал мизид при сооружении каналов смещается на юго-восток Северного Кавказа.

Проникновение по каналам водных беспозвоночных в новые районы, размножение и увеличение численности ряда животных в ирригационных системах заставляет обратить на них серьезное внимание, так как многие из этих беспозвоночных имеют определенное значение в хозяйственной деятельности человека и для его здоровья. Циклопы, моллюски, рыбы и некоторые другие организмы являются промежуточными хозяевами паразитических червей (широкого лентеца, печеночного и кошачьего сосальщиков), представляют опасность для здоровья человека и домашних животных. В ирригационных системах, и в частности на рисовых чеках, сопутствующих водоемах, нередко создаются благоприятные условия для массового размножения комаров (плотность личинок достигает 750 экземпляров на квадратный метр и выше), являющихся паразитами человека и домашних животных, переносчиками малярии, туляремии, филяриоза, японского и лошадиного энцефалита и других болезней.

Ирригационные системы способны создавать благоприятные условия и для некоторых других компонентов гнуса, в частности, бледной дождевки, полевого, осеннего и других слепней, мокрецов.

Обитающие в каналах и рисовых чеках водные жуки, клопы, личинки стрекоз являются хищниками, уничтожающими большое количество вредных водных насекомых, и прежде всего личинок кровососущих и растительноядных двукрылых.

Многие, встречающиеся в воде беспозвоночные, являются вредителями культурных растений, и прежде всего риса. В воде чеков, иногда каналов обитают такие вредители риса, как эстерия, щитни, рисовый и другие виды ручейников, кувшинковая огневка, рисовая водяная огневка, рисовый водяной слоник, туркестанский рисовый долгоносик, рисовый комарик, прибрежная муха и ряд других. Некоторые из них способны наносить большой ущерб урожаю данной культуры. Все это заставляет уделять беспозвоночным, живущим в ирригационных системах, большое внимание и использовать различные приемы по регуляции их численности, значения.

При сопоставлении животного населения участков, недалеко расположенных и находящихся в одинаковых условиях, за исключением изменяемых поливами, обращает внимание тот факт, что при орошении видовой состав, численность и биомасса беспозвоночных обычно выше, чем на богарных землях (смотри таблицу).

Особенно заметна эта разница в жаркие летние месяцы, когда происходит выгорание и огрубение сорной и дикорастущей растительности на богарных участках, уборка зерновых и некоторых других культур.

Высокая численность животного населения ирригационных земель обусловлена более мягким и стабильным здесь микроклиматом, возрастанием обилия и многообразия растительности, улучшением кормовых качеств последней, наличием большого количества убежищ и укрытий, лучшими кормовыми условиями для животных различных трофических групп. Развитие растительности, ее обилие и качественное разнообразие способствуют увеличению на поливных землях численности ряда растительноядных насекомых и клещей (листовых тлей, цикад, клопов). Обильная и высокая на орошаемых участках фитомасса при скашивании, естественном опаде и отмирании дает больше мертвых растительных остатков, что при повышенной влажности и биологической активности почвы создает хорошие условия для сапрофагов (почвенных нематод, энхитреид, дождевых червей, кивсяков, панцирных клещей, ногохвосток). Выше на ирригационных землях и численность зоофагов (губоногих, жужелиц, стафилинид), что объясняется более благоприятными здесь микроклиматическими условиями, обилием жертв (для хищников), хозяев (для паразитов). Положительно орошение влияет на видовой состав, численность и значение опылителей. Возрастает животное население поливных земель и за счет насекомых, проходящих развитие преимагинальных фаз в воде каналов и рисовых чеков (стрекоз, хирономид, комаров) или обитающих около воды. Большого видового разнообразия здесь достигают насекомые, типичные для прибрежной полосы водоемов (многие стафилиниды, жужелицы, обыкновенная медведка, пауки).

В ирригационных системах поливные земли не являются сплошными массивами, а прерываются культурами, возделываемыми без поливов. Это обусловливает своеобразную гетерогенность экологических условий и различия в расселении вредителей по стациям. Увеличению заселенности многими беспозвоночными ирригационных земель способствует наличие на них большого количества мест резервации для членистоногих. Достаток влаги содействует лучшему развитию здесь лесополос и травянистой растительности около последней. Более густая, разнообразная растительность при орошении развивается на участках вдоль дорог, на межах, неудобных для хозяйственного использования землях. В ирригационных системах появляются новые места резервации многих животных - в виде скатов и валиков каналов, которые в целом занимают значительные площади. По краям каналов развивается обильная растительность, в которой создаются хорошие кормовые, микроклиматические и другие условия для размножения многих животных. Отсюда эти организмы в течение всего теплого периода частично выселяются на соседние поля и сюда многие насекомые переходят осенью с полей на зимовку.

Проточная вода каналов способствует расселению многих сухопутных беспозвоночных. Она осуществляет непрерывную связь между новоосвоенными участками и староосвоенными. Этот способ расселения особенно важен для плохолетающих и бескрылых насекомых, других беспозвоночных. По каналам расселяются многие нематоды, клопы, обыкновенная медведка, огородная уховертка, многие тли, стафилиниды, жужелицы. С помощью воды они проникают на новые участки и, если находят здесь благоприятные условия, размножаются.

На некоторых беспозвоночных орошение влияет отрицательно, и численность их здесь снижается. Данное явление чаще наблюдается у почвенных форм и насекомых, которые в процессе развития длительное время связаны с почвой. Как отмечалось выше, под влиянием поливов в почве происходят сильные изменения режимов многих условий. В большинстве случаев эти изменения оказываются неблагоприятными для обитающих здесь организмов. На них отрицательно влияют повышенная плотность и большой удельный

Численность беспозвоночных на растениях свеклы в совхозе № 2 Тарасовского района Ростовской области в 1971 году (на 100 взмахов сачка, первая цифра - численность на богарном участке, вторая - на орошаемом) вес почвы, повышенная концентрация двуокиси углерода и других токсических продуктов восстановительных процессов, уменьшение скважности почвы и содержания в ней кислорода, плотная поверхностная корка (затрудняет выход бабочек, мух), частое механическое рыхление почвы на полях (разрушаются колыбельки куколок, многие насекомые раздавливаются), более сильное поражение насекомых болезнями, смывание с растений и заиливание яиц, личинок и взрослых особей, затопление некоторых организмов во время поливов.

Большинство крупных систематических групп беспозвоночных содержит многие обширные в видовом отношении экологические, зоогеографические, трофические и другие группировки. В связи с этим изменения, происходящие в среде обитания беспозвоночных, неодинаково воздействуют на различные виды отдельных систематических групп. Для многих почво- обитающих простейших на поливных землях создаются более благоприятные условия. Почвы здесь обладают обычно высоким содержанием не только воды, но и питательных веществ, что способствует обильному развитию протистофауны. Так, в сероземных почвах Ширванской степи Азербайджана на богарном целинном участке обнаружено 14 видов простейших(6 жгутиконосцев, 5 амеб, 3 инфузорий), а на орошаемых полях, занятых хлопчатником, люцерной, кукурузой, 51 вид (22 жгутиконосца, 13 амеб, 16 инфузорий) (Амирасланова, 1975). Под хлопчатником первого года посева численность простейших была 10 000 экземпляров на грамм почвы, под хлопчатником второго года - 8650, под люцерной первого и второго года - 9328 и 3680, под кукурузой в прикорневой системе - 10 489 экземпляров на грамм почвы.

Поливы оказывают влияние и на такую гигрофильную группу, как нематоды. Только на рисовых полях нашей страны обнаружено 160 видов нематод. Однако орошение не всегда и не на всех нематод оказывает одинаковое воздействие. На картофеле интенсивное размножение некоторых нематод наблюдается при почвенной влажности до 60 процентов. При повышении влажности более 60 процентов, что наблюдается при орошении, рост численности популяции приостанавливается и значение этого вредителя снижается. Подобное положение наблюдается у нематод, паразитирующих на злаковых культурах, и некоторых других.

Возрастает на орошаемых полях видовой состав, численность и значение энхитреид и дождевых червей.

Положительно ирригация воздействует на кивсяков, губоногих многоножек, мокриц.

Более благоприятные условия (мягкий микроклимат, лучшее развитие растительности, большее количество жертв) складываются на ирригационных землях и для пауков. К обитанию на обрабатываемых участках приспособились лишь немногие виды этой группы. Агротехнические мероприятия и другие формы вмешательства человека в природные процессы на полях разрушают ловчие сети, логова, гнезда пауков, вызывают их гибель в различных фазах развития. На полях встречаются прежде всего пауки, не ставящие ловчие сети (пауки-волки, скакунчики, бокоходы и другие), и виды, расселяющиеся по воздуху с .помощью паутины и попадающие на поля ежегодно и в большом количестве (микрифантиды). Отрицательно ирригация влияет на каракурта, тарантулов, сальпуг и ряд других паукообразных, прежде всего обитающих в норах.

На различные группы почвенных клещей ирригация также влияет неодинаково. В Одесской области под различными культурами Т. Крутоголовой и О. Фурманом (1975) выявлено 100 видов клещей. Дождевание участков, занятых картофелем и кукурузой, обусловило незначительное, а под пшеницей значительное (в 1,6 раза) уменьшение численности акарофауны. Однако плотность тарсонемин в орошаемой почве под кукурузой в 1,7 раза выше, чем на неорошаемой; плотность орибатид на орошаемом участке под пшеницей была выше в 2 и 2,5 раза; акарид на поливной кукурузе и картофеле - 2 и 1,6 раза выше. Акаро- фауна на орошаемой кукурузе и картофеле разнообразней, чем на неорошаемой.

Определенные изменения претерпевает под влиянием поливов фауна ногохвосток. На юге Украины на богарных полях, занятых кукурузой, пшеницей и картофелем, отмечено соответственно 16, 7 и 17 видов ногохвосток, а на орошаемых участках, занятых этими же культурами, - 18, 9 и 19 видов (Т. Крутоголова, 1981). Численность ногохвосток под орошаемой пшеницей была в 3,2 раза больше, чем под пшеницей на богаре, а под орошаемой кукурузой - в 2,4, под картофелем - в 3,1 раза меньше, чем под соответствующими культурами на богаре.

На ирригационных землях возрастает численность многих цикадовых, растительноядных клопов, стафили- нид, жужелиц, двукрылых, перепончатокрылых и некоторых других групп. В то же время количество чернотелок, хрущей, долгоносиков, развивающихся в почве, геофилов, при орошении чаще снижается. В сильной степени динамика численности отдельных видов и групп животных на орошаемых участках определяется количеством, формой, нормами поливов, типом почвы. Крайняя форма орошения - длительное затопление участков при рисосеянии пагубно отражается на всей мезофауне и приводит к почти полной стерилизации почвы.

Через изменения условий среды поливы оказывают влияние на жизнедеятельность беспозвоночных, что в конечном итоге выражается в изменении численности и хозяйственного значения отдельных видов в агроце- нозах. Орошение воздействует на физиологические процессы насекомых. Это проявляется в изменении химизма обмена веществ, активности дыхательных процессов и нервной системы, вязкости протоплазмы. Изменяются темпы работы сердца, перистальтики кишечника, ритм движения, суточная активность. Благодаря проницаемости покровов почвенных насекомых на поливных участках вода, соли, газы проникают более интенсивно в их тело, увеличивая его объем, изменяя концентрацию тканевых и полостных жидкостей. Это нередко нарушает обмен веществ у почвенных беспозвоночных, сказывается на их активности, скорости развития, выживаемости.

Снижение температуры в среде обитания животных при ирригации вызывает удлинение сроков развития насекомых. На орошаемых землях, по сравнению с богарными, на 3-6 суток увеличивается период эмбрионального развития вредной черепашки, примерно на декаду удлиняется преимагинальный период у хлебной жужелицы, южной и западной свекловичных блошек, полосатой хлебной блошки, вредной черепашки и ряда других насекомых. Так, в 1970 году в окрестностях Ростова-на-Дону массовый выход взрослых особей свекловичных блошек на богарных участках проходил в третьей декаде июня, а на поливных - в первой и второй декадах июля. Это необходимо учитывать при проведении мероприятий по защите растений от вредителей, нацеленных против отдельных фаз их развития.

Большинство наиболее опасных в южных засушливых районах вредителей исторически приспособились к недостатку влаги в летние месяцы, и повышение влажности среды при ирригации отрицательно воздействует на отдельные фазы их развития. Так, для личинок песчаного медляка оптимальной является влажность почвы 15 процентов ППВ. При ирригации влажность поддерживается на уровне не ниже 60- 70 процентов, что приводит к массовой гибели личинок данного вида. На орошаемых полях не отмечаются в большом количестве личинки хлебных жуков, июньского хруща, малого и некоторых других медляков, так как оптимальная влажность для их развития не более 30 процентов ППВ.

Существенным фактором для почвообитающих беспозвоночных является состав воздуха в почве. В черноземных почвах содержание кислорода в поверхностном слое близко к атмосферному. В аридных зонах после полива количество кислорода падает до 12-14 процентов, а концентрация углекислого газа возрастает до 7-9 процентов. Это также вызывает исчезновение здесь одних почвенных животных, сокращение численности некоторых других. У обыкновенного свекловичного долгоносика, колорадского жука и некоторых других насекомых повышенное содержание углекислого газа в почвенном воздухе способствует переходу части из них в состояние диа- паузы. Гусеницы ряда совок, обитающие в богарных условиях на различных почвах, при орошении более интенсивно заселяют песчаные и супесчаные почвы.

У ряда видов достаток влаги при поливах, наоборот, предотвращает, сокращает или прекращает диапаузу. Подобное явление можно наблюдать у мухи таумато- мии, стеблевого и лугового мотыльков, хлебных пилильщиков и ряда других насекомых. При температуре 22-26 градусов в сухой почве стадия диапаузи- рующей куколки в пупарии у свекловичных мух длится 47-50 суток, а при повышении влажности до 70- 80 процентов сокращается до 13 суток. Подобное явление наблюдается и у гессенской мухи, в результате чего в орошаемой зоне она имеет 4, а в богарной - 2 генерации. У свекловичных минирующих мух соответственно 4-5 и 2 поколений.

Превращение личинок ряда мух в ложнококоне проходит при орошении в более короткие сроки. Выход их взрослых форм в природе здесь происходит более дружно и в сжатые сроки. Так, весенний вылет свекловичных минирующих и гессенской мух на поливных участках имеет место на 1-2 дня позже, а заканчивается на 2-3 дня раньше, чем на богарных. В то же время продолжительность их жизни за счет более благоприятных гидротермических, кормовых и других условий на несколько дней увеличивается. Возрастает здесь и количество откладываемых самками яиц. Большая яйцепродукция, лучшая выживаемость яиц и личинок при ирригации приводит к тому, что численность свекловичных минирующих, гессенской, шведских, весенней и летней капустных мух, стеблевого мотылька и некоторых других насекомых увеличивается по сравнению с богарными землями в 2-6 раз.

Определенное влияние ирригация оказывает и на питание насекомых. В целом под воздействием смягчения и стабилизации микроклимата интенсивность питания у многих фитофагов несколько снижается. Насекомые в меньшей степени используют растения в качестве источников воды и, следовательно, меньше их повреждают. Так, жуки песчаного медляка в опытах при температуре 14 градусов и относительной влажности 81 процент в течение 2 часов съедали 1-2 миллиграмма растительной пищи, а при 22 градусах и 56 процентах - 3-4 миллиграмма каждый. При поливах меньше съедают зеленой пищи гусеницы лугового мотылька, капустной, клеверной, огородной совок и ряд других вредителей.

В условиях достатка влаги личинки щелкунов, пыльцеедов, хрущей, чернотелок переходят от фито- фагии к частичной или полной сапрофагии. Они слабо повреждают хорошо развитые растения, предпочитая им мертвые растительные остатки. Так, при температуре 12 градусов жуки песчаного медляка питались только растительными остатками, при 18 градусах - привядшими растениями, при 25 градусах - при- вядшими и иногда здоровыми растениями, при 27-30 градусах - исключительно растущими растениями свеклы. Изменение гидротермических условий может оказывать влияние на выбор кормовых растений жуками. В термоградиент-приборе при температуре ниже 30 градусов медляки кормились вьюнком и почти не трогали лебеду, а при 32-34 градусах они охотно поедали лебеду и реже вьюнок. При орошении аридных земель отмечается даже переход некоторых почвообитающих специализированных в отношении питания жесткокрылых к многоядности.

Ирригация изменяет распределение многих насекомых по слоям почвы. В сухой рыхлой почве богарных участков личинки и куколки обыкновенного свекловичного долгоносика залегают на глубине 20-30 сантиметров и даже до 50, гусеницы озимой совки - 10-20 сантиметров, а во влажной уплотненной почве поливных участков первые находятся в слое 3-15, вторые - до 5 сантиметров. В послеуборочный период на богарной пшенице пшеничный трипе уходит в почву на глубину до 15, а на орошаемой - до 3 сантиметров. Гусеницы клеверной и капустной совок на богаре летом со среднего возраста переходят к жизни в почве, а на поливных землях на листьях держится и основная масса гусениц старших возрастов. Гусеницы свекловичной минирующей моли в это время на неорошаемых полях в большинстве покидают розетку листьев и внедряются в головки корнеплодов. При ирригации они в основном держатся в розетке и черешках листьев.

Имеются определенные отличия в суточной и сезонной активности насекомых на орошаемых и богарных полях, во времени выселения многих из них с полей и в некоторых других проявлениях жизнедеятельности, что необходимо учитывать при организации защитных мероприятий от вредных насекомых при ирригации.

 

Более благоприятные микроклиматические условия при ирригации влияют на ход морфологических, органообразовательных, физиологических и биохимических процессов у растений, способствуют резкому повышению их продуктивности. Увеличивается высота и диаметр стеблей, количество и размеры листьев, сырой и сухой вес растений. Это способствует более легкому перенесению наносимых им вредителями повреждений, повышает компенсаторные возможности растений. Данное явление особенно хорошо прослеживается на примере поврежденности свеклы корневой свекловичной тлей. В 1965 году на двух искусственно заселенных тлями опытных делянках, одна из которых через 10-12 дней регулярно поливалась, а другая оставалась богарной, при 100-процентном заселении корнеплодов вредителем к концу августа на первом участке погибло 2 процента растений, а на втором - около 80. В данном случае поливы способствуют быстрой регенерации и отрастанию новых мочковатых корешков вместо погибших от тлей и восстановлению всасывающей системы корнеплодов, в то время как при недостатке влаги в жаркие месяцы на неорошаемых участках новые корешки или вообще не образуются, или отрастают лишь частично. В результате этого процент погибших растений по отношению ко всем зараженным тлями и потеря урожая на орошаемых полях значительно ниже.

Более высокая продуктивность растений орошаемой озимой пшеницы, увеличение абсолютного веса ее зерен способствуют снижению коэффициента вредоносности гессенской мухи при развитии ее весеннего поколения. Подобные примеры многочисленны и имеют место на различных культурах.

Как известно, у растений имеются морфологические, физиологические, биохимические и другие особенности, защищающие их от фитофагов, ухудшающие жизнедеятельность их врагов (фитонциды, продукты обмена веществ, восковой налет, опушение, высокий тургор). В богарных условиях при ослаблении в результате недостатка влаги в жаркие месяцы жизненных процессов у растений слабеют их защитные механизмы, снижается сопротивляемость растений фитофагам. Это приводит к более интенсивному заселению ослабленных растений многими вредителями (блошками, медляками), лучшему развитию ряда из них и более сильному повреждению богарных посевов. Для бабочек свекловичной минирующей моли на орошаемых полях создаются более благоприятные микроклиматические условия, и они концентрируются здесь обычно в большем количестве, чем на богарных полях. Однако соотношение гусениц всегда обратное. Так, в августе 1980 года под Ростовом на 100 растениях поливной столовой свеклы было найдено 64 гусеницы, на неполивной - 286, на сахарной - соответственно 81 и 228, на кормовой - 52 и 177. Лучшее развитие растений при орошении вызывает усиление плотности и толщины их покровных тканей, осматического давления и других защитных механизмов. Отродившимся гусеницам моли труднее прогрызать и проникать в черешки листьев и головки корнеплодов хорошо развитых растений, чем в ослабленные, потерявшие тургор корнеплоды, и они гибнут в большом количестве. На гусениц, внедрившихся в ткани корнеплодов, губительно действует высокий тургор растений, их ходы заливаются соком, что приводит к гибели вредителя. Подобное положение наблюдается у внедрившихся в ткани хорошо развитых растений личинок свекловичного стеблееда, пестрого барида и некоторых других вредителей. Даже в годы массового размножения свекловичной минирующей моли, когда на богаре количество гусениц на отдельных корнеплодах достигает нескольких сотен особей, при орошении эта цифра не превышает нескольких десятков.

Достаток влаги при ирригации изменяет у находящихся здесь растений, по сравнению с произрастающими в условиях дефицита воды, соотношение и концентрацию органических веществ (соединений азота, углеводов), что угнетает или, наоборот, улучшает процессы жизнедеятельности у питающихся ими фитофагов, отражается на численности последних.

ИРРИГАЦИЯ И ЗАЩИТА РАСТЕНИЙ ОТ ВРЕДИТЕЛЕЙ

Как видно из вышесказанного, при ирригации изменяется численность и значение многих растительноядных членистоногих. В большем количестве встречаются многие цикады, люцерновый, полевой, свекловичный, странствующий и остроголовый клопы, обыкновенная медведка, огородная уховертка, обыкновен-


 

пая листовая и большая злаковые, ячменная, листовая свекловичная тли, пшеничный трипе, пьявица, хлебные блошки, свекловичные, шведские и гессенская мухи, стеблевой мотылек, капустная совка и ряд других вредителей. В то же время численность и вредоносность некоторых опасных на юге вредителей (итальянского пруса, хлебного усача, песчаного, кукурузного и других медляков, черного и обыкновенного свекловичных долгоносиков, кравчика-головача, дагестанского пыльцееда, свекловичных блошек) при ирригации снижаются.

В западных районах, где степи давно и почти полностью используются для земледелия, а климат несколько более мягкий, при орошении видовой состав вредителей остается почти таким же, как на суходольных полях. Меняются лишь доминантные виды, соотношение и количественный состав вредителей, реагирующих на повышение увлажненности мест обитания. В восточных безводных степях, полупустынях при ирригации видовой состав насекомых и ряда других групп несколько увеличивается за счет проникся гессенская муха, луговой мотылек, концентрируются хлебные блошки и другие вредители. Уничтожение падалицы двумя-тремя лущениями (первое проводится не позднее 15 дней после появления растений) и последующей глубокой зяблевой вспашкой снижается численность гессенской мухи на 80-98 процентов. Регулярные лущения полей после уборки озимой пшеницы в колхозе «Заря» Матвеево-Курганского района Ростовской области уничтожили до 90-95 процентов озимой совки, лугового мотылька. Из-за отсутствия корма вредители не накапливают достаточного количества запасов для размножения в это время (например, луговой мотылек) и зимовки, в результате чего погибают в большом количестве.

Многие культуры (например, свекла, кукуруза) наиболее чувствительны к повреждениям в период от появления всходов (для почвенных вредителей от посевов и прорастания семян) до образования нескольких пар настоящих листьев. В данный период они сильно повреждаются многими всходовыми вредителями. Поливы при появлении 30-60 процентов всходов заметно снижают численность черного и обыкновенного свекловичных долгоносиков, песчаного и других медляков, свекловичных блошек и некоторых других вредителей, заселяющих в это время поля, уменьшают поврежденность ими растений, улучшают рост и развитие растений, а следовательно, повышают их сопротивляемость вредителям и наносимым последними повреждениям. В качестве примера приводим результаты наблюдений, проведенных на свекловичных полях в опытном хозяйстве НИИ биологии Ростовского университета (таблица). В опытном хозяйстве первый полив дождеванием провели 30 апреля, когда появилось около 30 процентов всходов свеклы, второй - 8 мая, в совхозе № 2 - 14 и 24 мая.

В опытном хозяйстве в 1984 году отмечалось также снижение вредоносности песчаного медляка после полива свеклы в фазе вилочки: через 5 дней после него при плотности заселения 2 экземпляра на квадратный метр на орошаемом и 4 - на богарном участке (до орошения на обоих участках плотность их была 3,5 экземпляра на квадратный метр) жуками было повреждено соответственно 5 и 25 процентов всходов. Подобное мы наблюдали и в других хозяйствах.

Весенние поливы эффективны для защиты пропашных культур от такого опасного на юге многоядного вредителя всходов, как черный свекловичный долгоносик. Так, в колхозе «Заря» Ростовской области в 1975 году плотность этого фитофага в полосе 25 метров по краю поля, идущего под свеклу, до полива составляла 3 экземпляра на квадратный метр. С середины апреля большую часть поля поливали с интервалом 10-15 дней. В первой декаде мая, когда появились всходы, численность жуков на неполиваемом участке составила 4 экземпляра на квадратный метр, на орошаемом - 2,3 вследствие гибели и отчасти миграции сухо- и теплолюбивого долгоносика; на первом участке вредителем было уничтожено 25 и повреждено 84 процента растений, на втором - соответственно 6 и 38 процентов.

Все эти примеры убедительно свидетельствуют о действенности поливов на свекловичных плантациях, поэтому они рекомендуются при сухой теплой погоде (дождливая и прохладная погода действует на отмеченных вредителей так же, как поливы) после появления 30-60 процентов всходов: 2-3 полива через 10-12 дней с расходом воды 400-600 кубических метров на гектар, чтобы поддерживать оптимальную влажность почвы (на легких почвах не ниже 60-65, на тяжелых - 75-80 процентов).

Поливы в начале массового отрождения гусениц озимой совки (на Нижнем Дону обычно в конце мая - начале июня и июле - августе) и свекловичной моли с последующим через 5-7 дней рыхлением почвы приводят к массовой гибели этих вредителей. Более эффективно дождевание, так как большое количество яиц и гусениц младших возрастов замуровывается в образующейся почвенной корке. Так, в совхозе Нижне-Манычский Багаевского района в 1974 году регулярные поливы через 7-12 дней люцернового поля в период лета бабочек первого поколения озимой совки, откладки ими яиц и выхода гусениц привели к тому, что плотность гусениц к 21 июня не превышала 1 экземпляр на квадратный метр, в то время как ча неорошаемом участке этого же поля она составляла 8,5 экземпляра на квадратный метр.

Использование частых поливов (через 10-15 дней) в период развития в почве личинок свекловичных долгоносиков и блошек, чернотелок, хлебных жуков, ряда вредных хрущей и некоторых других вредителей, длительное время связанных с почвой, в 2-10 и более раз сокращает численность последних и резко снижает их вредоносность.

Возможность оптимизации водного режима почвы при ирригации позволяет значительно сократить численность пшеничного трипса и стеблевых пилильщиков (Сусидко, Писаренко, 1985). При возделывании пожнивных культур к осени погибает 99 процентов личинок пшеничного трипса, тогда как на неполивных землях - 36,7 процента. Гибель личинок объясняется как обработкой почвы при подготовке под посев пожнивных культур, так и высокой влажностью после поливов, которая способствует массовому поражению диапаузирующих личинок грибными заболеваниями. Численность личинок стеблевых пилильщиков после уборки пожнивных культур (кукуруза на зеленый корм) снижается на 84,3 процента.

Мы рассмотрели влияние ирригации только на некоторых вредителей в основном колосовых культур и свеклы. Подобным образом можно было разобрать большинство вредителей всех сельскохозяйственных культур, возделываемых при орошении. Очевидно, что системы мероприятий по защите отдельных культур, разработанные в богарных условиях, не могут быть механически, без достаточного экологического обоснования перенесены на мелиорированные земли. В условиях орошения они в значительной мере должны быть переработаны.

ПОЗВОНОЧНЫЕ

Из водоемов, питающих каналы водой, через водозаборы в ирригационные системы проникает большое количество рыб. Встречаются тюлька, каспийская килька, щука, линь, лещ, густера, уклейка, красноперка, верховка, карась, карп, окунь, судак, несколько видов бычков и другие рыбы. В рисосовхозах Дона и Кубани в среднем за поливной сезон на 1 гектар рисовых полей заносится от 100 до 800 экземпляров рыб. Большинство из них попадает в оросительные системы весной и летом в фазе сеголеток и молодых неполовозрелых особей. По мере наполнения чеков водой, а также сброса подрастающая молодь скатывается в сбросные каналы. Более разнообразно ихтиофауна представлена в магистральных и водопо- дающих каналах. На рисовых чеках отмечаются рыба-игла, трехиглая колюшка, сеголетки более крупных видов.

Большое количество рыб, попадающих в ирригационные системы, обычно погибает. Гибель происходит в результате механического повреждения при прохождении различных гидротехнических сооружений, резких колебаний гидрохимических, температурных и других факторов в воде, вылавливания рыбоядными птицами. Осенью, после сброса воды в оросительных системах большое количество рыб погибает, оставаясь на дне сбросных каналов. Частично молодь скатывается в сбросные коллекторы и подходит к насосным станциям. Однако и здесь значительная ее часть при прохождении насосных установок травмируется и гибнет.

Чтобы представить ущерб, наносимый народному хозяйству, приведем следующие цифры. В низовьях Кубани на площади 8,5 тысячи гектаров в 1968 году было вынесено из реки в оросительные системы более 10 миллионов особей промысловых рыб, что составило только 18 процентов всех учтенных (Козлов, 1977). В 1969 году в два водозабора из 350 имеющихся в этом районе - в Кубанскую и Марьинскую оросительные системы - попало более 2 миллионов особей такой ценной рыбы, как севрюга. Это количество молоди дало бы 60 центнеров севрюги. Из других рыб погибло около 2 миллионов штук судака и более 15 тысяч рыбца. Рыбная промышленность теряет, в результате забора воды из водоемов для бытового, промышленного водоснабжения и орошаемого земледелия, ежегодно около 1 миллиона центнеров рыбы. Площади орошаемых земель с каждым годом увеличиваются, растет и величина выноса на поля рыб. Поэтому задача предотвращения попадания молоди взрослых рыб в водозаборные сооружения приобретает все большую актуальность. Создание эффективно действующих рыбозащитных устройств требует широких специальных научных исследований, проводимых объединенными усилиями гидробиологов, ихтиологов и инженеров. При сбросе воды с оросительных систем необходимо повсеместно наладить организацию вылова рыб в сбросных коллекторах с последующей их пересадкой в естественные водоемы, пруды.

В то же время ирригационные системы уже в настоящее время успешно используются для специального содержания рыб. Последних разводят для мелиоративных целей и получения товарной продукции. В борьбе с водной растительностью, которая нередко в 2,5- 5 раз сокращает пропускную способность каналов, усиливает потерю воды через транспирацию и вызывает ряд других побочных отрицательных явлений, используют некоторых растительноядных рыб. Выпуск белого амура для этих целей начался в 1953- 1961 годах в условиях Каракумского канала. В последующие годы масштабы этих работ возросли. Они дали положительные результаты и большую экономию средств в борьбе с зарастанием каналов, что подробно описано Г. Никольским, Д. Алиевым, Ю. Миланов- ским (1979).

Применение биологического метода мелиорации успешно решает также и проблему использования обширной сети коллекторно-дренажных водоемов в качестве высокопродуктивных рыбохозяйственных угодий. При этом используются зеркальный карп, серебряный карась, толстолобики, белый амур. В данном случае получают не только дополнительную рыбную продукцию, но и повышают урожай риса. Карп в поисках пищи рыхлит почву и разбивает биологическую пленку, препятствующую доступу кислорода. Фекалии рыб являются хорошим удобрением для риса. Рыбы поедают личинок комаров, водных вредителей риса, которые способны в массе размножаться на чеках. Более эффективную мелиоративную роль, чем карп, играет в рисоводстве белый амур. Часто его выращивают вместе с карпом на рисовых чеках, выведенных под водяной пар. Работы, выполненные в Краснодарском крае, показали, что при этом достигается значительный эффект: чеки полностью освобождаются от сорняков, а урожайность риса возрастает на 3-4 центнера на гектар. На Украине эта прибавка урожая достигает 6-8 центнеров на гектар.

Содержание рыбы в оросительных системах имеет важное медико-санитарное значение. Личинки анофелесов, кулексов и других кровососущих комаров держатся в каналах и чеках, заросших растительностью. Здесь они прячутся от рыб и других врагов. Обилие их личинок прямо зависит от степени зарастания водоема погруженной растительностью, доходящей до поверхности воды.

Наблюдения в Туркмении показали, что там, где выпускали белого амура, последний вызывал полное исчезновение погруженной растительности и комаров. На Северном Кавказе численность личинок комаров в зарыбленных чеках снижается в 10-20 раз. Этот прием дает возможность ликвидировать многочисленные заболоченные участки коллекторов и дрен, служащих местами выплода кровососущих комаров, мокрецов и слепней, являющихся паразитами и переносчиками многих инфекционных и инвазионных заболеваний человека и домашних животных.

Орошение и особенно рисосеяние оказывает влияние на численность и расселение земноводных, размножающихся в воде. По каналам в засушливые районы полупустынь Калмыцкой АССР проникает ряд новых видов. Увеличивается на орошаемых землях численность обыкновенной чесночницы, зеленой жабы, остромордой лягушки и некоторых других земноводных. Нередко отдельные виды размножаются здесь в массовом количестве. Так, плотность их различных стадий (в основном озерной лягушки) в июне - августе в сбросных каналах и чеках в совхозе «Арпачинский» колеблется от 5 до 50 и более на 1 квадратный метр.

Питаясь различными беспозвоночными и прежде всего насекомыми, земноводные играют важную роль в сокращении численности вредителей сельского хозяйства, переносчиков различных заболеваний, промежуточных хозяев паразитических червей, паразитов домашних животных и человека (комаров, слепней, мокрецов). Они в заметно больших количествах, чем птицы, поедают насекомых с неприятным вкусом и запахом. Кроме того, они обычно охотятся ночью, когда основная масса насекомоядных птиц спит.

Земноводные составляют важную часть кормового рациона промысловых животных (ондатры, выдры, норки), околоводных птиц. Многие хищные рыбы питаются зимой лягушками. Лягушки, кормясь летом многими наземными и водными беспозвоночными и собираясь на зимовку в водоемы, оказываются тем промежуточным звеном, которое расширяет кормность водоемов для рыб за счет наземных животных.

Особенно большое значение в этом отношении имеют головастики, ибо они образуют в каналах огромную биомассу. На некоторых участках сбросных каналов численность головастиков в Арпачине достигает 200 особей на квадратный метр (в июне). Вся эта масса организмов живет за счет диатомовых водорослей,, мало доступных другим позвоночным животным. Головастиков же в массе поедают хищные рыбы, ужи, цапли, чайки. Так, энергия, запасенная в водорослях, трансформируется посредством головастиков и используется высшими позвоночными.

Влияет на численность и распространение жерлянки краснобрюхой, жабы серой, лягушки малоазиатской, лягушки остромордой в районах их обитания. Изредка в каналах и затопленных чеках наблюдается тритон обыкновенный.

ПРЕСМЫКАЮЩИЕ

Численность пресмыкающихся при ирригации обычно невысокая. На большинство их видов орошение влияет отрицательно, так как они в целом относятся к сухолюбивым животным. На орошаемых землях наблюдаются обыкновенный и водяной ужи, которые охотно их заселяют, изредка - степная гадюка, прыткая ящерица. При наличии рядом с орошаемыми системами естественных водоемов иногда в них попадает болотная черепаха.

Ирригация пагубно влияет на жизнедеятельность и численность круглоголовки-вертихвостки, ушастой и такырной круглоголовок, быстрой и разноцветной ящерок, слепозмейки червеобразной, западного и песчаного удавчиков, желтобрюхого, узорчатого и че- тырехполосого полозов, змеи ящеричной, гюрзы, греческой черепахи и ряда других. На поливных землях эти пресмыкающиеся исчезают полностью или встречаются крайне редко.

ПТИЦЫ

Видовой состав и численность птиц при ирригации резко возрастает. Это особенно заметно на рисовых системах.

Происходит обогащение этих земель многими новыми видами птиц. На рисовой системе совхоза «Ар- пачинский» зарегистрировано ИЗ видов птиц, из которых 52 относятся к гнездящимся. Средняя их плотность 434,5 особей на квадратный километр. За пределами системы в агроценозах отмечено 59 видов, в том числе 37 гнездящихся. Плотность их 124,4 особи на квадратный километр.

Особенно многочисленно птичье население на ирригационных землях, и прежде всего в рисовых системах, во время пролета. Весной здесь держатся многочисленные стаи крякв, чирков, кулика-воробья, чернозобика, турухтана, круглоносого плавунчика, серебристой чайки, малого зуйка и многих других куликов, чаек, крачек. На пролетах и во время кочевок здесь наблюдаются серая утка, шилохвость, красноносый и красноголовый нырки, шилоклювка, лебеди, серые гуси, краснозобик, черноголовый хохотун, черноголовая чайка, морской голубок, белощекая и чай- коносая крачки, чеграва и ряд других. Эти птицы лим- нофильного комплекса (водные и околоводные) встречаются на рисовых системах, расположенных в окрестностях крупных водохранилищ (Веселовского, Пролетарского), Азовского и Каспийского морей, вдоль пролетных путей птиц (поймы рек Дона, Кубани, Маныча).

В Азербайджане на каналах гнездятся ходулочник, малый зуек, перевозчик, камышница, погоныш, выпь, волчок, кваква, сорока, камышовая овсянка, усатая синица, камышовки. Древесно-кустарниковые насаждения, которые нередко растут по берегам крупных каналов, охотно заселяют зеленушки, щегол, полевой воробей, чернопобый сорокопут, жулан, черноголовая овсянка, сорока, серая ворона, обыкновенная пустельга и другие птицы. В Азербайджане также турач, сплюшка, испанский воробей, южный соловей, ремез. Если среди рисовых систем имеются рощи, лесные урочища, группы деревьев, то здесь могут встречаться, помимо отмеченных видов, гнездящиеся грачи, кваква, серая, малая белая и желтая цапля и ряд других дендробионтов (обитателей деревьев) и лимнофилов. Между облицовочными плитами берегов каналов, под мостами гнездятся деревенская ласточка, белая трясогузка, каменка, удод, а в обрывистых берегах - сизоворонка, золотистая щурка (в Калмыкии, Средней Азии, на Кавказе - зеленая щурка), зимородок голубой, обыкновенный скворец, береговая ласточка.

Как видно из вышесказанного, в пределах ирригационных систем способны гнездиться многие виды птиц. Однако приведенный список птиц лимнофиль- ного комплекса больше указывает на потенциальные возможности этих систем, так как в настоящее время количество особей, гнездящихся и успешно выводящих здесь птенцов из водных и околоводных птиц, минимальное. Беспокойство (людьми, техникой), обкашивание разнотравья на валиках и обочинах каналов, частые перепады уровня воды, обработка полей пестицидами и другие факторы отрицательно воздействуют на гнездящихся птиц, и даже в построенных гнездах погибают яйца, птенцы. В 1975-1977 годах на площади, примерно равной 25 квадратным километрам, в Арпачине отмечено было всего лишь несколько занятых гнезд или выводков чибисов, ходулочника, травника и других куликов, крачек.

В течение лета на чеках и каналах встречаются особи малого зуйка, черныша, перевозчика, стайки обыкновенной чайки, черной крачки, отдельные стаи лебедей, серого гуся, одиночные особи и небольшие группы серой, большой и малой белых цапель, желтой цапли, изредка - кваква, выпь. С конца июня - в начале июля разрастающийся рис закрывает поверхность чеков и некоторые обитатели больших водных плесов (серебристая чайка, черноголовый хохотун) исчезают с рисовых полей или встречаются в небольшом количестве. Увеличивается численность и видовой состав птиц на ирригационных землях после вылета птенцов. На полях, вдоль дорог появляются большие стаи грачей, скворцов, здесь кормятся горлицы, вяхири, кряквы и другие птицы. Заметно возрастает общая численность птиц и в августе, когда появляются кочующие и пролетные формы. В это время в оросительных системах, помимо ряда отмеченных выше птиц, можно встретить большого кроншнепа, большого веретенника, бекаса, колпицу, каравайку, различных уток, камышовую овсянку и других птиц.

Даже в зимний период население птиц на рисовых системах более многочисленно по сравнению с другими участками сельскохозяйственного ландшафта. Сюда прилетают кормиться опавшим зерном остающиеся на незамерзающих водоемах стаи крякв, чирков. Чаще здесь встречаются грачи, серая ворона, сороки, рогатый и белокрылый жаворонки, воробьи. В тростнике держатся большая синица, лазоревка, усатая синица. Относительно высокая плотность пернатых привлекает сюда в большом количестве и хищников, в частности мохноногого канюка.

Оросительные системы без рисовых полей характеризуются меньшим составом лимнофильного комплекса и возрастанием доли птиц полевого (степного) комплекса, обитателей различных сооружений и особенно дендрофильного комплекса. В условиях ирригации лесополосы и другие дреносно-куоарниковые насаждения лучше растут, имеют густой подлесок и разнотравье, что создает более благоприятные условия для кормежки и гнездования птиц, содействует повышению их плотности. В них, помимо дендрофиль- ных видов, по краям, опушкам гнездятся многие представители полевого (степного) комплекса (серая куропатка, полевой и другие луни).

На оросительных системах, и прежде всего рисовых полях, в Ростовской области увеличивается лимно- фильный комплекс орнитофауны, который по количеству видов и плотности особей является ведущим.

Полевой (степной) комплекс относится к самым малочисленным. За пределами рисовых систем в видовом отношении преобладают дендрофилы и лимно- филы (последние за счет птиц, прилетающих сюда кормиться), а в количественном - норники, обитатели различных сооружений, дендрофилы. Полевой комплекс здесь во всех отношениях больше, чем на рисовых системах. Приведенные данные не универсальны, подвержены большой изменчивости и зависят от многих условий, однако общее направление изменений в орнитофауне местности под влиянием ирригации имеет описанную выше тенденцию.

МЛЕКОПИТАЮЩИЕ

На млекопитающих ирригация в большинстве случаев влияет отрицательно. Особенно губительны для них поливы напуском или затоплением. Такие виды, как малый суслик, мышовка степная, большой и малый тушканчики, зайчик земляной, емуранчик, слепыш обыкновенный, хомячок серый, обыкновенный и пред- кавказский хомяки, обыкновенная слепушовка, пеструшка степная на орошаемых землях Северного Кавказа или отсутствуют, или встречаются редко. Поливы уничтожают значительную часть молодых особей, находящихся в норах, в меньшей степени влияют на взрослые организмы. На малого суслика, тушканчиков и некоторых других мелких млекопитающих неблагоприятно действуют не только увеличение влажности, затопление нор, но и увеличение густоты и высоты травостоя, что затрудняет для них обзор местности, давая пернатым и четвероногим хищникам возможность без труда ловить их при удалении от нор. В Муганской степи при орошении также резко уменьшается численность мышевидных грызунов, а более крупные млекопитающие (перевязка, степной кот, волк, кабан), способные преодолевать большие расстояния, уходят с прежних мест обитания.

Увеличение количества воды для орошения и появление в хозяйствах высокопроизводительной поливной техники позволяют систематически и в полном объеме проводить поливы культур. При этом оказалось, что при норме полива 700-1000 кубических метров воды на гектар и проведении их в самые сжатые сроки гибнут практически все полевки. Если же полив совпадает с рождением детенышей, то для гибели приплода достаточно 500-800 кубических метров воды на гектар.

Некоторые млекопитающие при ирригации находят благоприятные условия, и количество их обычно возрастает. К ним относятся енотовидная собака, ондатра, водяная полевка, в ряде мест земляная (в Средней Азии) и серая крысы, обыкновенная полевка (на Северном Кавказе, юге Украины), обыкновенная бурозубка, белобрюхая и малая белозубки, кутора обыкновенная, европейская норка (на Западном Кавказе) и некоторые другие. Орошение способствует их расселению. Так, в Арпачине на сбросных оросительных каналах плотность ондатры в 70-х годах колебалась от 10 до 30 экземпляров на гектар. На каналах ондатра


интенсивно выедает тростник, тем самым очищая их от растительности.

Если на выровненных и хорошо спланированных участках, где выдерживаются оптимальные режимы поливов, для большинства грызунов создаются губительные условия и численнность их резко падает, то на обочинах каналов некоторые из них способны концентрироваться в большом количестве. Плотность обыкновенной полевки, а в ряде мест хомяков, сусликов на обочинах каналов может резко возрастать и достигать 3000-4000 нор на гектар. В Узбекистане, Казахстане дамбы каналов и их склоны используются для строительства нор краснохвостой и большой песчанками, желтым сусликом, домовой мышью, в Азербайджане - краснохвостой песчанкой и общественной полевкой. Отсюда они способны нападать на соседние поля. Роя многочисленные норы в обочинах и дамбах каналов, грызуны резко ускоряют и увеличивают фильтрацию воды, вызывая большие ее потери и снижая коэффициент полезного действия каналов. Густая сеть нор и отнорков иногда превращает отдельные участки дамб в своеобразные «губки», через которые проходит вода, унося частицы грунта, затапливая и заболачивая соседние участки, в том числе и поля. Это приводит к разрушению дамб, разрыву стенок каналов, оседанию облицовочных плит. Особую опасность в этом отношении представляют норы ондатры, земляной крысы (в Средней Азии) и некоторых других грызунов.

Под влиянием хозяйственной деятельности человека обычно наблюдается упрощение структуры биоценозов, сокращение видового состава организмов, в массовом количестве размножаются лишь некоторые виды животных (воробьи, скворцы, вредные насекомые), процессы деструкции нередко начинают преобладать над продукцией. Несколько иное положение создается при ирригации и особенно при рисосеянии. Обилие пищи и убежищ, большое разнообразие мест о жтания с самыми различными условиями и другие факторы вызывают появление на оросительных системах большого количества дополнительных ниш, которые заполняются представителями самых различных трофических, экологических и систематических групп животных. Помимо обычных в агроцено- зах полевых (степных) видов при ирригации земель на последних находят для себя благоприятные условия многие водные, околоводные и луговые организмы, а также некоторые норники, обитатели различных сооружений, дендрофилы. Качественное и количественное обогащение фауны особенно проявляется в пустынной и полупустынной зонах. Ирригационные системы, и особенно включающие рисовые поля, в южных засушливых районах являются зонами активной, насыщенной жизни, концентрирующими около себя многообразное и многочисленное животное население.

Богатство и разнообразие фауны ирригационных земель заставляет с самого начала широкого использования поливов на больших площадях обращать на нее серьезное внимание. Имеется острая потребность в разработке специальных мероприятий, направленных на сохранение и обогащение животного мира орошаемых земель, рациональную и эффективную регуляцию численности и значения отдельных его видов. Выше уже отмечалось, что поливы могут оыть .споль- зованы для эффективной защиты растений от многих опасных вредителей сельского хозяйства. На каналах и рисовых чеках рыбы способны заменить гербициды и уничтожать сорную растительность, служить фактором, ограничивающим размножение гнуса и особенно комаров. Водоемы ирригационных систем в ряде районов уже успешно используются для выращивания молоди и товарной рыбы.

На рисовых полях держатся многие редкие виды животных (лебеди, большая и малая белые, желтая цапли). Большинство видов беспозвоночных и позвоночных животных, встречающихся на орошаемых землях, полезно. Одни из них (пауки, губоногие, насеко- мые-энтомофаги, некоторые рыбы, земноводные, насекомоядные птицы) уничтожают вредных членистоногих.

Другие (кряква, чирки, камышница, ондатра) являются объектами промысла, спортивной охоты. Третьи опыляют сельскохозяйственные растения, представляют эстетический интерес. Четвертые участвуют в почвообразовательных процессах, улучшают качество почв.

При рассмотрении отдельных видов и групп животных были освещены различные приемы регуляции их численности и значения. Ряд из этих приемов еще нуждается в изучении и внедрении в практику. Большие площади при орошении занимают валики и склоны каналов. Обязательно ли повсеместно уничтожать разнотравье на этих участках, тем более с помощью гербицидов. Всем известна защитная роль стеблей и корневой системы растений от склоновой и русловой эрозии. Посадка влаголюбивых пород деревьев и кустарников с сильно развитой корневой системой позволяет укрепить откосы каналов и предотвратить их деформацию. Густо армированные корневой системой растений почвогрунты откосов каналов способны противостоять разрушительным действиям несущего потока воды. Подобную же функцию в коллекторах выполняет корневая система прибрежной водной растительности (тростник, камыш). Сохранение растительности по бе-


 

регам каналов создает хорошие условия для размножения и сбережения не только живущих здесь водных и околоводных птиц, но и многих энтомофагов, опылителей, переселяющихся отсюда на соседние чеки и поля. Наши опыты по обсеву обочин каналов нектароносными травами (фацелией, кориандром, гречихой) в станицах Ольгинская, Нижне-Манычская показали заметное увеличение на них численности многих хищников и паразитов, сыгравших положительную роль в сокращении количества ряда опасных вредителей на соседних полях. Возросло здесь и количество диких пчел, шмелей и других опылителей, а численность вредителей культурных растений оставалась невысокой. Высадка на обочинах каналов и необрабатываемых землях древесно-кустарниковой растительности с породами, опыляемыми насекомыми, продолжительное время цветущими и дающими съедобные для птиц плоды (шиповника, боярышника, терна, лоха, облепихи, шелковицы, дикой яблони, груши), положительно влияет на полезных насекомых, птиц.

Для уничтожения тростника, камыша и другой растительности в каналах гербициды можно успешно заменить растительноядными рыбами. Следует выяснить целесообразность регулярного повсеместного ее уничтожения в сбросных каналах. Положительной чертой этой растительности является не только ее использование различными животными, но и очистка ею стекающей с полей воды от пестицидов и других вредных примесей. Гербициды 2,4-Д, 2М-4Х, пропанид, ялан, широко используемые в рисоводстве, сохраняются в почве и воде 0,5-3 месяца. Попадая в естественные водоемы, они способны вызывать массовую гибель рыб, земноводных, беспозвоночных, что неоднократно отмечалось в ряде районов Веселовского водохранилища, Азовского моря и в других местах. В настоящее время в некоторых странах для очистки воды от вредных примесей ее специально пропускают через мелкие, заросшие водной и надводной растительностью каналы. Эти участки с тростником, камышом, цицанией, бек- манией, канареечником служат хорошим биофильтран- том. Их искусственно создают на каналах. Периодически растительность убирают и обновляют. Сохранение этой растительности на некоторых участках основных сбросных каналов окажет положительное влияние не только на ряд видов животных, но и будет очищать воду от пестицидов.

Следует отказаться от сплошных обработок больших территорий полей и обочин каналов пестицидами. Гербициды и инсектициды при ирригации должны использоваться с помощью наземной техники, выборочно и только при крайней необходимости, после предварительного обследования участков на заселенность их вредителями, энтомофагами, опылителями, птицами и другими полезными животными. В защите культурных растений от вредителей применяют интегрированные системы, максимально сохраняющие полезных животных. Эти и другие мероприятия при ирригации, и прежде всего на рисовых системах, обладают комплексом положительных природоохранительных свойств.


К СЕМИНАРСКИМ ЗАНЯТИЯМ ФАКУЛЬТЕТА «ЧЕЛОВЕК И ПРИРОДА»

СОВЕТУЕМ ПРОЧИТАТЬ

Амирасланова Т. И. Фауна простейших (Рго- 1,020а) в сероземных почвах Ширванской степи Азербайджанской ССР и ее изменение под влиянием сельскохозяйственного использования. - В кн.: Проблемы почвенной зоологии. - Вильнюс, 1975.

Гидробиология каналов СССР и биологические помехи в их эксплуатации. -,Киев, 1976.

Касаткин В. И. Каналы как места обитания и пути расселения птиц Азербайджана. - В кн.: Новости орнитологии. - Алма-Ата, 1965.

Кафтанникова О. Г. Беспозвоночные каналов СССР. - Киев, 1975.

Крутоголова Т. Ф. Видовой состав и распределение ногохвосток в почве агроценозов юга Украины. - В кн.: Проблемы почвенной зоологии. - Киев, 1981.

Крутоголова Т. Ф., Ф у м а н О. К. Влияние орошения на распространение акарофауны в почве под различными сельскохозяйственными культурами в условиях Одесской области. - В кн.: Проблемы почвенной зоологии. - Вильнюс, 1975.

Лысогоров С. Д. Орошаемое земледелие. - М., 1971.

Никольский Г. В., Алиев Д. С., Миланов- с к и й Ю. Е. Рыбы-мелиораторы. - М„ 1979.

Подкопай И. Е. Вредители полевых культур в условиях орошения и меры борьбы с ними. - М., 1964.

СусидкоП. И., Писаренко В. Н. Проблемы защиты растений от вредителей на мелиорированных землях // Защита растений. - 1985. - № 3.

Ш у м к о в М. А., Прохорова Н. Н., Емельянова 3. Н., Козлова Н. С. Энтомологическая оценка мест выплода комаров на территории участка рисосеяния в пойме Нижнего Дона // Известия СКНЦ ВШ. Естественные науки. - 1982. - № 2.

Ярошенко В. Против монополии на истину // Коммунист. - 1988. - № 2.

Новые подходы к решению водных проблем страны. Беседа с академиками Б. Н. Ласкориным и В. А. Тихоновым // Коммунист. - 1988. - № 4.

ДОСЬЕ «ЧиП»

 

 

ХРОНИКА МЕЛИОРАЦИИ

К 1917 году в России орошалось 4,1 миллиона гектаров земель. 3,2 миллиона гектаров были подвергнуты осушительным работам.

1918 год, май. Декрет об ассигновании 50 миллионов рублей на развитие орошения в Туркестане.

1929-1932. Начало планомерного развития мелиоративных работ.

1941. Площадь мелиорированных земель составила 11,8 миллиона гектаров.

1945-1965. Восстановлены, реконструированы старые оросительные системы, построены новые в зоне Волго-Донского, Кубань-Егорлыкского, Терско-Кумского каналов, в Вахшской и Гиссарской долинах, в Барабинской степи, в Белоруссии и в Прибалтике.

1952. Ввод в действие Цимлянской ГЭС.

1956, август. Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «Об орошении и освоении целинных земель Голодной степи в Узбекской ССР и Казахской ССР для увеличения производства хлопка».

1966, май. Пленум ЦК КПСС принимает решение «О широком развитии мелиорации земель для получения высоких и устойчивых урожаев зерновых и других сельскохозяйственных культур». Создание Министерства мелиорации и водного хозяйства СССР.

1966-1975. Площадь орошаемых земель увеличилась до 14,5 миллиона гектаров, осушенных до 13,7 миллиона гектаров.

1967,март. Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О неотложных мерах по защите почв от ветровой я водной эрозии».

1970. Пуск Каховского магистрального канала.

1973. Пуск Каршинского магистрального канала.

Начало 60-х годов. Фиксируется повышение солености Аральского моря. Падение уровня моря на два метра.

70-е годы. Падение уровня Каспийского моря.

Начало 70-х годов. Начинаются проектные и изыскательские работы по проблеме территориального перераспределения стока.

1976. Разработка в Институте водных проблем АН СССР «Принципиальных положений и вариантов территориального перераспределения водных ресурсов, включая пере
броски речного стока северного склона на юг и черноморских вод в Каспийское море».

1977-1982. Разработка в «Гидропроекте» проектных материалов по переброске части стока северных рек в бассейн реки Волги.

1977-1984. Разработка в «Союзгипроводхоэе» проектных материалов по переброске части стока северных и сибирских рек в Среднюю Азию и Казахстан и бассейн реки Волги.

1978. Прекращение падения уровня Каспийского моря. Падение уровня Аральского моря на 10 метров. Экологическая катастрофа Арала.

1978, декабрь. Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О проведении научно-исследовательских и проектных работ по проблемам переброски части стока северных и сибирских рек в южные районы страны».

1984, октябрь. Пленум ЦК КПСС, принявший Долговременную программу мелиорации.

1985,апрель. Пленум ЦК КПСС, знаменовавший начало перестройки.

1986, август. ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли постановление «О прекращении работ по переброске части стока северных и сибирских рек».

1981-1985. Введено в эксплуатацию 3299 тысяч гектаров орошаемых земель.

1986,                   Введено в действие 629 тысяч гектаров орошаемых земель. Площадь орошаемых земель страны достигла 20 миллионов 467 тысяч гектаров, осушенных - 19,5 миллиона гектаров.

1987, октябрь. Президиум АН УССР пришел к заключению о нецелесообразности строительства канала Дунай - Днепр.

1988, январь. Президиум АН СССР пришел к выводу об экономической и экологической нецелесообразности строительства канала Волга - Чограй.

1988, январь. ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли постановление «О первоочередных мерах по улучшению использования водных ресурсов в стране».

Водным мелиорациям принадлежит важная роль, и не только в нынешней ситуации, но и в истории человечества - достаточно вспомнить древнеегипетскую цивилизацию, построенную на орошаемых нильской водой почвах. «Вода - это жизнь», - говорят там, где воды не хватает. И министерство называется - Министерство мелиорации и водного хозяйства СССР. Причем в сокращенном названии - Минводхоз - слово «мелиорация» куда-то исчезает. Исчезает, увы, не только слово. Исчезает дело. Слишком грустно звучит старая шутка - лозунг мелиораторов: «Превратим пустыни в болота!»

Почему же так получается, что хорошее дело - мелиорация - имеет столько противников, которые отнюдь не голословно обвиняют мелиораторов в том, что занимаются они не улучшением - ухудшением земли? И не только земли с маленькой, но и с большой буквы - Земли как окружающей человека среды. Почему возникают «проекты века» типа переброски части стока северных рек на юг? Этот просто наиболее известен, существуют и другие, лишь немногим уступающие по грандиозности масштабов и - по мнению оппонентов - по вредности. Писатель С. Залыгин объясняет это тем, что интересы ведомства требуют проведения таких работ не ради результата, который ждет общество, - повышения плодородия земель, а ради самих работ, ради получения под них новых денежных средств и материальных ресурсов, ради существования и роста ведомства. А наука, подчиненная ведомству, послушно подтверждает полезность и необходимость таких действий.

Но возможно ли вообще, чтобы интересы ведомства и интересы общества совпадали? Да, возможно, говорим мы, если мелиоратор будет иметь ту же, что и общество, систему ценностей, а его деятельность будет особым образом организована. Возможно это при сферной организации мелиоративной деятельности.

Что же такое сфера мелиорации?

Этого, увы, Мы пока не знаем. Само понятие сферы еще только строится, и эта методологическая проблема отнюдь не из простых. Но зачем тогда, спросит читатель, вообще говорить об этом? А вот говорить уже надо. И думать надо.

Не имея готовых ответов, мы начнем организацинно-дея- тельноетную игру по конструированию сферы.

Постоянный читатель «ЧиП» часто встречает слово «игра» на страницах ежемесячника. И наверное, привык не удивляться ему, даже когда речь идет об очень серьезных вещах. Ведь организационно-деятельностная игра - это средство соорганизации коллективной мыследеятельно- сти, применяемое для решения сложных проблем. А все нынешние проблемы являются сложными в том смысле, что они суть межпредметные и межпрофессиональные.

Любая игра начинается с самоопределения, то есть с выбора позиции. Позицию надо иметь всегда - в игре в особенности! В нашей игре будут три типа позиций - позиция мелиоратора, конструирующего сферу мелиорации, в которой он будет в дальнейшем мыслить, работать и жить; позиция эксперта - специалиста, представляющего какой- либо научный предмет или определенную область деятельности и с этой точки зрения отслеживающего процесс построения сферы; позиция игротехника - организатора игры, обеспечивающего все игровые процессы (рисунок).

Если читатель решил вместе с нами начать игру, одну из этих позиций он должен занять и уже из нее следить за развертыванием содержания статьи.

Целью нашей игры будет конструирование сферы мелиорации. Что мы в мелиорации видим сейчас? Мелиорация - это Минводхоз, в системе которого работают более двух миллионов человек. Это - огромное производство, конструирующее и реконструирующее прежде всего оросительные и осушительные системы. Это - научно-исследовательские и проектно-изыскательские учреждения, число которых достигло ста шестидесяти. Это - система высших и средних учебных заведений, которые готовят специалистов для работы в этой области.

В чем обвиняют мелиорацию ее многочисленные противники - противники, естественно, не улучшения сельскохозяйственных земель, а действий Минводхоза и других организаций, входящих в существующую систему? Да, мы уже говорили: интересы ведомства расходятся с интересами общества. «Общество теряет, а ведомство - приобретает, приобретает штаты, кабинеты, оклады, премии и престиж», - читаем мы у С. Залыгина. И это естественно - ведомство в первую очередь хочет существовать, расти, развиваться...

Развиваться? Подождите, но разве расти и развиваться - это одно и то же? Конечно, нет! «Всякая стабильная система оказывает сопротивление любым переменам, так как перемены приводят к дестабилизация системы» - этот закон известен давно. А развиваться, не изменяясь, - это еще не получалось ни у кого. Не получалось потому, что невозможно в принципе. А функционировать, то есть совершать какие-то действия - может, полезные (полезные для кого? - сразу спрашиваем мы, потому что не бывает «полезности вообще»), а может, и не очень полезные, - функционировать можно, не изменяясь. И значит, основная задача ведомства как стабильной системы - обеспечение процесса собственного функционирования.

Игра должна строиться на выявлении ценностей, целей, содержательных конфликтов участвующих в игре позиционеров. Только исследуя их, можно выделить возникающие проблемы. А правильная постановка проблемы - это не меньше, чем половина дела.

И мы теперь должны организовать конфликт - звучит странно, не правда ли? Но игра вообще очень странная вещь! - между ведомством и... Кого мы должны столкнуть с ним? Оппонент со страниц «Нового мира» вряд ли подойдет, так как конфликт должен быть содержательным, а таким он, судя по прошлогодней дискуссии, не является.

А что если рассмотреть конфликт между прошлой (то есть настоящей) ситуацией и ситуацией будущей, которую мы хотим построить?

Для этого мы должны обратиться к понятию сферы деятельности, которое активно разрабатывается в последние годы в методологии. Рассматривая процессы, протекание которых должна обеспечить сфера, в качестве основных мы должны выделить как минимум три пары процессов: производство - воспроизводство; функционирование - развитие; организация, руководство и управление (ОРУ) - ликвидация. Получается, что ведомство обеспечивает лишь один из них. Конечно, процессы производства и воспроизводства тоже идут в ведомстве, но занимают лишь подчиненное положение.

Очень простую структурную схему проекта сферы мелиорации вы видите на рисунке 2. Она содержит три важнейшие области - образование, науку и производство. Нам важно отметить, что между ними существуют именно такие, как показано на схеме, отношения пересечения (но не включения!). Эти три области контролируют протекание универ- сумально-сферных процессов, которые мы перечислили выше. Образование должно организационно обеспечивать процесс воспроизводства в сфере мелиорации и развития сферы. Каждый специалист должен иметь в стандартной ситуации своей производственной деятельности полный набор норм, эталонов и образцов профессионального мышления и деятельности, полученный им в результате обучения. Именно свободное владение нормами я отличает профессионала от непрофессионала, определяет его класс.

Но откуда берутся нормы мышления и деятельности? Они должны существовать в особом пространстве - пространстве профессиональной культуры, где происходят их трансляция во времени. Нормы, эталоны и образцы реализуются в социально-производственных ситуациях, где возникают и функционируют организованности, определяемые как самой ситуацией, так и культурными нормами мышления и деятельности. Именно так протекает процесс воспроизводства деятельности, который, как показано в статье Е. Наградовой и Г. Щедровицкого «Категории сложности изыска тельских работ как объект исследования с системодеятель- ностной точки зрения» (1986), обеспечивает сохранение и поддержание всех структур профессиональной деятельности, включая структуру самого воспроизводства.

Но в социально-производственных ситуациях могут быть поставлены проблемы, не имеющие для своего решения средств и методов. И тогда вновь разрабатываемые средства и методы, отслеживаемые в пространстве социальных ситуаций специальным позиционером, который носит имя «нормотехника», передаются в пространство культуры. В этом пространстве работает «культуротехник», формирующий новые нормы, эталоны, образцы.

Процесс производства включает в себя различные технологии. Именно он определяет функциональную структуру сферы. Организация, руководство и управление производственным процессом составляет важную работу в сфере мелиорации, и они должны быть обеспечены необходимыми средствами и методами, реализуемыми на основе уже обсужденных нами норм, образцов и эталонов. Но главная задача управления сферой состоит в обеспечении ее развития.

Представление о сфере мелиорации мы можем развивать в начатой игре. Как отмечает методолог и игротехник А. Тюков в статье «Организационные обучающие игры и моделирование процессов социального развития личности» (1987), игровая деятельность характеризуется процессами сознательной организации способа осуществления деятельности, которые основываются на рефлексии и активных поисковых действиях по теме игры. Тема задает основную действительность, структура которой и процессы, в ней протекающие, должны быть сымитированы в игре.

Для того чтобы подойти к нашей основной теме - конструированию сферы мелиорации, - мы должны сначала рассмотреть более узкие, но очень важные темы, не получив представления о содержании которых, мы не сможем двигаться дальше.

В первую очередь необходимо проанализировать существующую ситуацию в области - еще не в сфере! - мелиорации. Мы должны будем знать, какие основные организационные и функциональные структуры существуют в ней, какие основные процессы протекают, выделить основных позиционеров и типы отношений между ними, понять, какими системами ценностей и целей они руководствуются. Проделав такую работу, мы сможем понять на методологическом уровне прошлогодний спор между С. Залыгиным и Г. Воропаевым, но главное - сможем выделить основания содержательных конфликтов как внутри области мелиорации, так и между ней и социумом.

Следующая тема - прожектирование сферы мелиорации. Прожектиревание - мощное средство получения представления об идеале конструируемого нами объекта. Наиболее важна здесь аксиологизация, то есть формирование такой системы ценностей, которая ляжет в основу нашей дальнейшей деятельности. Наши темы становятся все сложнее, но когда мы подойдем к ним, участники игры будут владеть многими необходимыми средствами для решения возникающих проблем, и главное - навыками коллективной работы, которые появляются лишь в игре.

Итак, дальше мы должны перейти к рассмотрению процессов, протекающих в сфере: производства - воспроизводства, функционирования - развития, ОРУ - ликвидации. Если нам удастся построить представление о процессах, протекающих в сфере мелиорации, то мы сможем перейти к главной теме - конструированию сферы.

Кто же будет участвовать в нашей игре? Посмотрев на рисунок 1, на котором изображена схема игры, мы увидим два типа игровых групп - рабочие и экспертные группы.

Кроме того, на схеме мы видим четыре фокуса, занимаемых различными позиционерами.

Во-первых, это организатор игры. Это ключевая позиция, определяющая во многом успех игры. Он разрабатывает организационный проект, определяет стратегию игры, воздействует на ее ход.

Вторая позиция - игротехник, то есть специалист по проведению игр. Игротехник должен обладать набором средств мышления и деятельности, позволяющим ему рефлектировать ситуацию как в игровой группе, так и на общем заседании, где обсуждаются представленные группами доклады по теме дня, то есть понимать, что и почему делает каждый участник игры. Задача игротехника - осуществлять такие воздействия на участников игры и группы, чтобы желаемый результат мог быть получен. Игротехник должен уметь налаживать коммуникативные и кооперативные связи между участниками игры, добиваться того, чтобы они начали понимать друг друга и действовать совместно. Игротехник должен знать, какие средства и методы могут понадобиться участникам игры, и обеспечить их ими.

В этом игротехнику будет помогать следующий позиционер - методолог. Ведь в игре, чтобы она была игрой, может возникнуть множество ситуаций столкновения различных точек зрения и конфликтов, в ходе обсуждения должны выделяться основные проблемы, должен вестись активный поиск средств и методов мышления и деятельности. И в условиях интенсивной и многофункциональной работы могут возникнуть ситуации, когда участник игры не имеет средств и методов для решения возникшей задачи. Методолог же обладает набором таких средств и профессионально ориентирован на разработку новых средств и методов. Задача методолога в организационно-деятельностной игре состоит в том, чтобы в проблемной ситуации обеспечить участников игры соответствующими средствами и методами или же направить мышление и деятельность участников на поиск и разработку еще не существующих в профессиональной культуре методолога средств, необходимых для решения возникающих проблем.

Наконец, четвертая важная позиция - позиция исследователя и организатора рефлексии. Рефлексия собственной деятельности, действий группы, хода всей игры является важнейшим условием игры. Выход в рефлективную позицию, то есть поворот сознания на себя, оценка и анализ собственной деятельности обеспечивают весь игровой процесс и получение результатов. Организатор рефлексии должен обладать всеми средствами и методами этого особого рода деятельности и обеспечить ими участников игры. Рефлексия хода игры позволяет участникам сознательно относиться как к своей деятельности, так и к деятельности партнеров, помогает соорганизовать участников игры для коммуникативной и кооперативной работы, помогает выделить основания возникающих противоречий и конфликтов, и тем самым перейти к проблемам имитируемой действительности.

Теперь мы перейдем к формированию рабочих групп. Самоорганизовавшийся и самоопределившийся читатель поможет нам в этом процессе, сам заявляя о создании групп, представляющих занятую им позицию внутри конструируемой нами сферы мелиорации. Что же, начнем!

-    Вода - это жизнь, если ее мало! И смерть, если слишком много. Водная мелиорация должна оставаться основным видом мелиоративных работ. Я организую группу гидромелиорации.

Прекрасно! Первая группа уже есть. А гидротехник тоже пойдет в эту группу?

-    Конечно же, нет. Мои проблемы существенно отличаются от проблем гидромелиоратора, и поэтому мне нужна своя группа.

-    Гидромелиорация - это хорошо, но не забывайте, что существует множество других способов улучшения сельскохозяйственных угодий. Поэтому я создаю группу неводной мелиорации.

-    Я уже много раз говорил, что существуют еще и другие способы обеспечения страны продовольствием. Чем копать каналы и засыпать овраги, не лучше ли эти деньги вложить в строительство хранилищ, из-за отсутствия которых мы теряем огромную часть урожая? Я буду заниматься этими проблемами в группе альтернативных подходов.

-    Чтобы принимать правильные решения, необходим анализ ситуации. А в сфере мелиорации его нужно проводить на основе кадастра, то есть особым образом организованного свода сведений о мелиорируемых землях. Я профессионал и поэтому знаю, что способ организации кадастра во многом определяет мелиоративную деятельность. Значит, нужна группа кадастра.

-    Очень много проблем возникает при организации, руководстве и управлении. Без группы руководства мелиоративными системами нам не обойтись.

-    А для чего вы проводите мелиорацию? Точнее, для кого? Чтобы не получилось, что мелиораторы будут работать ради мелиорации как таковой, я составлю им оппозицию, организовав группу руководства агропромом.

Вот у нас уже есть семь рабочих групп. И смотрите, уже наметились конфликты, которые помогут выявить существующие проблемы: например, между группой водной и неводной мелиорации или между ними обеими и группой альтернативных подходов. Что-то уже начинает получаться. Но нам нужны еще и экспертные группы.

-    Я - специалист по организации, руководству и управлению.

-    Но ведь у нас есть такая рабочая группа?

-    Вот именно - рабочая группа. А моя группа будет экспертная, и цели у меня будут принципиально другими. Мне надо будет проверять соответствие конструируемых в сфере мелиорации средств и методов ОРУ нормам, эталонам и образцам из моей профессиональной культуры.

-   Я - специалист по технологизации. От разработки технологий в сфере мелиорации вам никуда не уйти, и группа технологизации будет нам необходима.

-    А я организую группу агротехники.

-   Вы собираетесь изменять структуру почв. Поэтому нам будет нужна группа почвоведения.

-    И, конечно, нам не обойтись без гидрогеологов.

-    А водному мелиоратору, да и всем остальным, понадобится консультация гидролога. Мой собрат гидрогеолог занимается подземными водами, а я изучаю те, которые используются чаще всего, - поверхностные.

-    Мелиорация всегда требовала больших материальных средств. И без помощи экспертов нам не разобраться в сложностях экономических процессов, развернутых на территории. Значит, нам нужна группа экономики и экономической географии.

-    Мы не можем забывать о чрезвычайно тревожной экологической ситуации. Нам грозит экологический взрыв в 2030 году! Кроме того, вы собираетесь активно вторгаться в природную среду, что ничего хорошего для нее - по опыту знаю! - не сулит. А я буду представлять здесь интересы природы. К тому же вам придется формировать новую аксиологию и отслеживать последствия деятельности разнопред- метных профессионалов и специалистов. Все это должна будет делать группа экологии.

Итак, мы сформировали еще семь групп - из второго, экспертного круга. Вы не выбрали ни одной из четырнадцати? Не можете найти ту, которая бы соответствовала вашим интересам? Но список групп открыт, и если вы считаете, что ваши проблемы важны для сферы мелиорации, и готовы отстаивать свою точку зрения - формируйте свою группу и включайтесь в игру!

 


БОЛОТО БОЛОТУ РОЗНЬ

Мелиорация... Широкой поступью, порой беспощадной, шагает она по нашим болотам, лугам, лесам. Неумолимо растет площадь «окультуренных» земель. Издавна мы привыкли считать, что мелиорация - благо. Только ли благо? Нет ли у этой медали обратной, теневой стороны? Что несет она природе, ее обитателям? Взять хотя бы только птиц.

...Беседую с жителями литовской деревни Сувернай. Один из них, бывший лесник, ныне уважаемый односельчанами пенсионер, Ионас Жильвитис говорит, махнув в сторону деревенской околицы:

- Вот там, прямо за картофельными полями лет двадцать назад вили гнезда черные аисты. Не в пример белым, они никогда не тянулись к человеческому жилью, держались уединенно, в окружении болот. Теперь эти редкие птицы сохранились только в нашей памяти. После мелиоративных работ черные аисты навсегда покинули наши места...

Нелегко в наш век приходится и белым аистам. Хоть и любят селиться эти белогрудые красавцы вблизи жилья человека, а кормиться улетают на болота, луга, пустоши. В пищу они употребляют охотнее всего лягушек, мышей, ящериц, червей и другую мелкую живность.

Да только все труднее порой становится аистам добывать пропитание себе и своим питомцам. В иных местах эти пернатые, хоть и не занесенные в Красную книгу, становятся редкостью. Взять хотя бы Среднюю Азию. Даже в самой Бухаре сколько мне приходилось наблюдать гнездившихся аистов! Теперь они больше не украшают купола древних минаретов. А все потому, что в окрестностях города осушили заполненные живительной влагой заболоченные низины, что давали аистам пищу. Потому они и покинули обжитые места...

А недавно пути-дороги привели меня в милые моему сердцу места - я вновь посетил Журавлиную родину. Так называют в Подмосковье простирающиеся на многие километры просторы Дубнинского болота и Апсаревского урочища, что в Талдомском районе. Некогда обе эти территории были одним огромным облюбованным журавлями болотом, где в изобилии зрела всевозможная ягода, водилась во множестве всякая живность.

Журавлей и поныне здесь немало. А ведь совсем рядом находится охотничье хозяйство. И сейчас раздаются пугающие птиц ружейные выстрелы - уток промышляют. Да и мелиорация не добром коснулась этих мест...

- Это поле входит в заказник Журавлиная родина, - объясняет мой давнишний знакомый, егерь этих мест Владимир Алексеевич Иванов, - его площадь 1230 гектаров. Раньше тут простирались трудно проходимые болота. Водились во множестве тетерева, глухари, рябчики, белые куропатки. Но особенно много гнездилось журавлей. Теперь вот осушили, перепахали, засеяли...

Несколько позже об этом же поведали мне охотовед Талдомского охотничьего хозяйства А. Фокин, лесник Н. Газин и другие специалисты.

В ближайшие дни, когда я вдоль и поперек исходил журавлиные места, пришел в ужас от множества прорытых водоотводных канав, которые уже осушили и еще продолжают осушать болотные крепи, эти естественные плантации, поросшие клюквой, черникой, голубикой, брусникой и населенные всевозможной живностью. Вмешательство человека оказалось губительным для этого созданного самой природой уникального островка жизни.

С горечью убеждаешься - нельзя все стричь под одну гребенку. Болото болоту рознь. Журавлиную родину, это пристанище редких птиц, надо было сберечь в первозданном виде.

Однако удивительна преданность журавлей родным местам. Ведь они не только отовсюду слетаются сюда перед отлетом, но и продолжают гнездиться, хоть и в значительно худших условиях.

Беседую с егерем бобрового заказника Д. Кабаниным. С откровенным огорчением Дмитрий Павлович говорит:

- Раньше журавли гнездились рядом с поселком Вельское. Так продолжалось до 1962 года, пока не стали рыть осушительные канавы. Это привело к понижению грунтовых вод, после чего резко упал урожай клюквы, которую так любят журавли. Теперь они гнездятся километрах в шести отсюда.

...Много еще придется решить проблем, преодолеть трудностей на пути изучения любимых нами зверей и птиц, чтобы помочь им выжить в век неудержимого наступления цивилизации. Что касается журавлей, то немало предстоит раскрыть секретов, что хранят порой эти словно пришедшие из легенды пернатые, вникнуть в тайны птичьего бытия.

 

КАЛЕНДАРЬ ПРИРОДЫ. МАЙ

Отдел ведет фенолог Александр СТРИЖЕВ СОЛОВЬИНАЯ ПОРА

Май берет свой разгон при набухших почках, а заканчивается при полных древесных листьях и высоком цветущем травостое. Это поистине месяц жадного роста, пора преисполненной силы юной природы. Стремительное обновление - вот главная черта весны зеленой. Каков же ее фенологический облик?

Солнце печет, бездождье. Уже первые майские дни бывают отмечены такой быстрой сменой фено- фаз, что окружающий нас растительный мир меняется на глазах. Еще вовсю цветут голые ясени, клены, а уж начинают развертывать клейкие листочки рябина, тополь, верба и ольха. А там и береза зазеленела, значит, заморозков в воздухе больше не предвидится. И кругом душистые запахи - листья, развертываясь, благоухают. Когда зеленые пластинки разрастутся, смолистый покров с них исчезнет, а с ним исчезнет и этот весенний аромат.

Подернулась зеленью лиственница. Ажурная сетка из свежей хвои настолько плотная, что крона за какую-то неделю становится непроницаемой, хотя перед тем была совершенно сквозной. И что ж тут удивительного, ежели каждая почка выбрасывает пучок из 25 и более хвоинок! Обыкновенная наша сосна в каждом пучке имеет всего лишь по две иглы. Зато держатся они не один сезон, как у лиственницы, а целых три года. И тоже небольшой срок, если вспомнить, что четырехгранные иглы ели держатся на побегах до семи лет, а хвоя пихты и того дольше (вот почему в густом пихтарнике особенно хмуро). Кстати, пихта очень чувствительна к загрязнению воздуха и обычно не встречается вблизи крупных городов.

Во второй половине мая прибывает последний эшелон пернатых странников: соловьи, камышевки, ласточки и стрижи. Их выжидание оправданно: прилети они раньше, чем появится обильный корм из насекомых, нечем будет пропитаться.

Май усадил рябчиков на гнезда. Выкопали пестрые рябушки ямки под низким лапником, натаскали туда сухих былинок и теперь наседками затаились. Да так сидят упрямо, что кто здесь бором ни пробеги, пусть даже рядом с гнездом, рябушка не вскочит. У этих птиц инстинкт материнства исключительно прочен.

Вот еще два представителя отряда куриных - глухарь и тетерев. Старожилы хвойников, бородачи глухари заканчивают молодецкие состязания, удаляясь в чащобы. Там и перелиняют, заменив пощипанные перья на новые. Глухарки тоже ищут укромные уголки леса, чтобы приступить к кладке яиц и насиживанию. Похоже ведут себя и тетерки, но гнезда они устраивают не в замшелых крепях, а подле вырубок или вблизи полей.

У пушного зверя в мае - свои заботы. Лиса сейчас держится у подтопленных побережий: где мышами закусит (вешняя вода выгнала из нор), где снулой рыбой. А в логове лисьем появился приплод - с полдюжины щенят. Слепые, беспомощные, они долгое время будут на полном родительском иждивении. Может, поэтому лисы и живут семьями, иначе как же справиться с добыванием большого количества пропитания. Даже парами нелегко кормить прожорливых деток, хотя тащат в нору все без разбора - полевок, лягушек, зайчат, хорьков, горностаев, а когда выведутся тетеревята, то и тетеревят. Лисьи норы смердят от остатков мясной пищи, потому и считают рыжих плутовок неряхами. Правда, в подземелье у них довольно чистые постели из мха и сена, а чтоб дышалось легче - проделаны отдушины. На случай беды имеются потайные выходы.

Начинает нереститься судак. На подводные коряги, а то и на придонную траву откладывает

эта рыба икру. На том судачиха заканчивает свои заботы о будущем потомстве, и в должность караульщика вступает самец-молочник. Зорко стережет он икру, словно веером обмахивая ее своими плавниками. В пору цветения черемухи за икромет примется лещ. Беспокойно будет биться и плескаться, хотя сам не любит постороннего шума.

На что уж холоден май в тундре, но и там весна - хозяйка. Подтачивает зачерствелые снега, затягивает ледком проталины. Каждая такая проталинка - маленький парник: подо льдом травам теплее, чем под снегом. Вот почему первая зелень появляется как раз в таких полярных парничках-проталинках.

А на юге нашей страны - в субтропиках - уже лето, зенит цветения пышных луговых и лесных трав.


 

АНТОЛОГИЯ «ЧЕЛОВЕК И ПРИРОДА»

Отдел ведет член-корреспондент АН СССР В. ЗАХАРОВ

Георгий НЕДГАР * * *

Придет весна, как белый сноп, Как свет, как молния в стакане. А ты, предатель и Эзоп, Все будешь вянуть на диване.

Так лучше оставайся здесь, Во власти холода и лени! Опять дрожат твои колени -

Ты мертв уже, ты замкнут весь... * * *

Ложусь в опустошенный лес И вижу яркий свет с небес. О, боже! как спокоен мир, Как тихо льется эстакада Во мглу серебряного сада Из опрокинутых квартир. И как прозрачна и легка, Невзрачна и неизъяснима, Проходит жизнь, как пантомима, Травой очерчена слегка. И как от радости такой Листвой густой не задохнуться, Пока в груди крошится блюдце

Под ангельской твоей рукой! * * #

И бледный конь поник в канву И расщепляет синь крапивы... Я Вас люблю. И наяву

Так одиноки и красивы Следы на сморщенном песке Твоих шагов неуловимых... Нет в мире женщин нелюбимых, Есть только молнии в реке И звезды, выпавшие в осень Из золотого челнока, И синь предсмертного цветка, Что в сердце, умиляясь, носим.

диптих

I                

Вскрыт круглый холм. Вздохнуть нельзя. Но мне уже встречались где-то Сей жизни скользкая стезя И солнце в форме триолета. Благословляю это лето За то, что умереть нельзя В остановившемся над лесом Прозрачном холоде твоем, Где меж крестом и бытием, Меж легким заревом и весом Тяжелых птиц, сошедших в ночь, Как вещих снов моих начало, Восходит в небо одичало Земли единственная дочь.

II                      

За то, что мы твой холод пьем Под ослепительным навесом Благодарю твой кров, твой дом, Твой взор спустившийся над лесом, Травы прозрачной острие, Горы тугой движенье к саду, Лицо упавшее твое, Как солнце по дороге к аду.

АНТОЛОГИЯ «ЧЕЛОВЕК И ПРИРОДА»

Основу выпуске составляет научно-популярный очерк доктора сельскохозяйственных наук, профессора В. А. Мииоранского «Ирригация и животные», в котором автор рассказывает об экологических проблемах, связанных с мелиоративными работами, которые проводятся на юге Европейской части страны, о влиянии орошения на почву и животный мир.

Издание рассчитано на лекторов и пропагандистов, слушателей и преподавателей народных университетов, читателей, интересующихся этими проблемами.

РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ


От: Karina




Похожие темы


----------------------------





Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя: (или войдите через соц. сети ниже)
Комментарий:
Avatar
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.