Опубликовано: Октябрь 30, 2009

«Бобры» – не звери

На дворе холода, но «Бобры» не собираются впадать в зимнюю спячку. Недавно одна из самых бесшабашных московских команд выпустила второй альбом, а теперь готовится отметить очередной день рождения.

Бобровое поголовье продолжает расти – в группе появился еще один гитарист, Евгений Сухотин, а Роман Кривцов, который раньше играл на этом инструменте, вооружился балалайкой, что, впрочем, никого не удивило – «Бобрам» присуща универсальность. Поют в команде почти все: и баянист Владимир Колпаков, и перкуссионист Майкл Безыменский, и скрипач Сергей Новиков, а иногда даже и барабанщик Андрей Камышин. Для полного комплекта осталось дождаться, когда вокалом займется басист Тарас Рочняк.
Свежая кровь пошла группе на пользу: теперь ребята исполняют «другие» песни. Именно так называется новый диск, шумно представленный в Москве под занавес прошлого года. В альбоме больше лиричных ноток, появились элементы народной музыки. Это по всем параметрам более зрелая работа, достойный ответ небоброжелателям и боброхотам.


«Бобры» не ограничиваются концертной и студийной деятельностью, а пытаются подгрызть дерево отечественного шоу-бизнеса со всех сторон: играют в спектакле «День радио», пишут музыку для сериала «Все смешалось в доме…», часто гостят на телевидении. При этом группа ухитряется оставаться вне глянца и не скатываться в пошлость. Об этом и многом другом корреспонденту «Метро» рассказали Володя Колпаков, Майкл Безыменский и директор группы Михаил Толстов.

– Насколько я знаю, вы готовитесь к очередной годовщине. И сколько вам стукнет?
Майкл:
– 23 февраля нам исполняется семь лет. Пора в школу.
– Почему именно в День защитника Отечества?
Майкл:
– Так совпало. В этот день мы впервые вышли на сцену.
Володя:
– Это было предсказуемо, потому что в институте мы учились работать именно по праздникам. В альма-матер, кстати, впервые и выступили.
– Получается, что коллектив у вас студенческий?
Майкл:
– Да, мы с Володей и Романом закончили Московский государственный университет культуры и искусств.
– Говорят, вы каждый год бурно отмечаете день рождения группы?
Володя:
– Мы стараемся, чтобы на каждом концерте было весело. В этом году будем праздновать в клубе «Билингва». Собираемся представить все, что накоплено за годы существования коллектива: видеоряд, песни, которые ранее не издавались, любительские клипы.
– Многое за это время изменилось?
Майкл:
– Да. В первый раз мы играли втроем, а сейчас нас уже десять. Раньше нам часто приходилось выступать на пятачке размером два на один, а теперь многие клубы просто не могут вместить наших зрителей. Поменялась и музыка: достаточно послушать и сравнить наши ранние записи и последнюю пластинку.
– Десять человек – это много…
Володя:
– Нет, это нормально. Семь музыкантов, директор, звукорежиссер. А еще в группе появилась девушка – специалист по связям с общественностью (смеются).
– В последнее время вы на виду: играете в театре, мелькаете в «ящике», но при этом по радио вас слышно редко. Почему?
Володя:
– У нас самопродюсирование, мы идем своим путем, и неплохо движемся.
– Не секрет, что в нашей стране достаточно сложно играть музыку, какую хочется, и при этом зарабатывать деньги. Как находите баланс между желанием делать то, что нравится, и необходимостью производить продукт, который хорошо продается?
Майкл:
– Не думаю, что мы до сих пор оглядываемся на людей, которые нас слушают, и подгоняем музыку под их мировоззрение. Прежде всего, мы делаем это для себя и для собственного удовольствия. Хотя у Владимира другая точка зрения.
Володя:
– Другая. В этом, кстати, и фишка нашей группы, этим и объясняется разнообразие репертуара. Семь человек на сцене – и у каждого свое видение мира и музыкального материала. Это как пластилин. Сидит ребенок и лепит, добавил красного, добавил желтого, смешал – получился какой-то третий цвет. Мы друг друга подкалываем, спорим, ссоримся из-за этого. Наш скрипач, например, любит говорить: «Что это такое, мы превращаемся в группу «Звери». Да никогда мы в нее не превратимся, по природе своей не можем! Есть Майкл, романтик, есть Роман, который пишет совершенно другие стихи. Я приношу абсолютно иную музыку. Ребята слышат ее по-своему, и поэтому никто не знает, что будет на выходе.
– Получается, у вас нет ярко выраженного лидера?
Володя:
– У нас своего рода эстафета. Командная игра, взаимозаменяемость.
– Вы можете назвать себя рокерами?
Володя:
– У нас в группе есть джаз-панкеры, есть рокеры-панкеры, есть барды и есть отъявленный андеграунд. Если все это соединить и сдобрить порцией юмора, безобидного, но в то же время каверзного, и получится группа «Бобры»».
Майкл:
– Раньше нас напрягало, что мы не можем дать четкого определения своего стиля. А потом решили: «Зачем играть в одном направлении? Давайте смешивать, давайте экспериментировать!»
Володя:
– На самом деле все давно уже смешали, дело в пропорции. Поэтому мы – музыкальные алхимики.
Майкл:
– Алхимики-биотехники.
– Поговорим о вашей концертной деятельности?
Михаил:
– Так сложилось, что в последнее время играем по большей части на «корпоративах». Люди, которые устраивают праздники, знают, что «Бобры» умеют поднять настроение. Потому что мы на таких мероприятиях не «заморачиваемся» на музыкальной политике, играем то, что соответствует обстановке. А вообще, сейчас задумываемся о покупке дома на колесах.
– Для гастролей?
Володя:
– Да, переезды – большая проблема. У нас даже есть секретная разработка, которая называется «Сделаем «Ласковый май». Будем разделяться на два состава – акустический и инструментальный – и играть в разных городах.
Михаил:
– Есть точки на карте, куда вообще не получается добраться. Например, нас приглашают в Сибирь на концерты в местные клубы, причем за наш счет. Нам это уже неинтересно. Хотя пока мы клубная, а не стадионная группа.
Володя:
– Это наша проблема: в клубы уже не умещаемся, а для стадионов пока маловаты.
– А где больше нравится играть – в Москве или в провинции?
Володя:
– В провинцию классно ездить. Как минимум, одну новую песню назад привозишь. Половина последнего альбома написана в дороге.
Майкл:
– Москва – отдельное государство, здесь наш юмор понимают, здесь у нас своя публика. В провинции мы в диковинку.
Володя:
– И каждое выступление своего рода экзамен: удастся ли раскачать публику…
Майкл:
– Но «двоек» пока вроде не было.
– А в Москве часто играете?
Майкл:
– Мы осознанно делаем не больше двух концертов в месяц. Сейчас не то время, когда можно просто выйти на сцену в рваных джинсах и что-то сыграть. Каждый раз нужно удивлять. Поэтому мы большое внимание уделяем визуальному ряду, для каждого концерта разрабатываем отдельную концепцию, окружаем зрителя декорациями, погружаем его в мир, который сами придумали. Режиссерское образование позволяет.
– Как проводите свободное время?
Володя:
– Я сплю, ни на что другое его не хватает. Хотя и поспать не всегда удается.
Михаил:
– Стараемся ходить на выступления коллег по цеху. Собираемся, например, посетить ближайший концерт группы «5’nizza».
– Хотите что-нибудь пожелать нашим читателям?
Майкл:
– Безопасного передвижения!
Володя:
– Хорошего настроения!
Михаил:
– И бодрости духа!

Иван Зеленцов,  газета  «Метро», 2007 г.


От: Бирюкова Ирина




2213 посещений

Похожие темы


----------------------------

-

Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя: (или войдите через соц. сети ниже)
Комментарий:
Avatar
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.

Самое интересное на страницах нашего журнала:

Идеальный любовник есть!
Сервировка стола - правила.
   
сервировка стола   

 

 

Услада взора - карнавал.
Переводы хитов!
   
Красота бразильских женщин и экзотическая страсть карнавал в Рио.
Поём, танцуем и изучаем английский, читая переводы всемирных хитов!